г. Нижний Новгород, ул. Б. Панина, д. 9

+7 (831) 421-00-00

Журнал №1-2 том 9

смотреть журнал в pdf

Гл. редактор – д.м.н., проф. С.П. Перетягин

Зам. гл. редактора – д.б.н., доц. А.К. Мартусевич

Отв. секретарь – А.Г. Соловьева

Зав. ред. – А.А. Мартусевич

Международный редакционный совет:

Lamberto Re (Италия)

Gregorio Martinez-Sanchez (Италия)

Nurettin Luleci (Турция)

Renate Viebahn-Haensler (Германия)

С.А. Беляев (Германия)

А.Ф. Ванин (Россия)

В.В. Зинчук (Белоруссия)

А.Г. Куликов (Россия)

Е.И. Назаров (Украина)

И.Н. Попов (Германия)

В.Д. Селемир (Россия)

Р.Р. Фархутдинов (Россия)

Редакционная коллегия:

А.В. Алясова, д.м.н., проф. (Н.Новгород)

А.Н. Беляев, д.м.н., проф. (Саранск)

О.А. Биткина, д.м.н. (Н.Новгород)

Е.Л. Бойко, д.м.н., проф. (Иваново)

Г.А. Бояринов, д.м.н., проф. (Н.Новгород)

Н.Ю. Векслер, д.м.н. (Израиль)

В.И. Гибалов, д.ф-м.н., проф. (Москва)

Г.О. Гречканев, д.м.н., проф. (Н.Новгород)

С.В. Гусакова, д.б.н., проф. (Томск)

В.Т. Долгих, д.м.н., проф. (Москва)

Е.А. Дурново, д.м.н., проф. (Н.Новгород)

В.И. Инчина, д.м.н., проф. (Саранск)

В.И. Карелин, д.ф.-м.н., проф. (Саров)

Р.Г. Каримова, д.б.н., проф. (Казань)

К.Н. Конторщикова, д.б.н., проф. (Н.Новгород)

И.В. Кошелева, д.м.н.проф. (Москва)

П.П. Кузьмичев, д.м.н., проф. (Хабаровск)

Н.Б. Мельникова, д.х.н., проф. (Н.Новгород)

И.Я. Моисеева, д.м.н., проф. (Пенза)

И.В. Мухина, д.б.н., проф. (Н.Новгород)

А.А. Тимошин, д.б.н. (Москва)

В.Ю. Титов, д.б.н., проф. (Москва)

К.Б. Шумаев, д.б.н. (Москва)

С.В.Якимов, д.м.н., проф. (Красноярск)

Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Свидетельство о регистрации средства массовой информации

Эл № ФС77-57345

от 17 марта 2014 г.

Учредитель – Ассоциация российских озонотерапевтов

Адрес редакции:

603089, г. Н. Новгород, ул. Б. Панина, д. 9

Телефоны:

8-920-297-99-89

8-910-391-79-98

email: cryst-mart@yandex.ru

 psp_aro@mail.ru

Internet: www.ozonetherapy.ru

Все права защищены. Любое воспроизведение опубликованных материалов без письменного согласия редакции не допускается

При перепечатке ссылка на журнал обязательна

Содержание   Content  
Оригинальные статьи   Original articles
Захватов А.Н. Оценка свободнорадикальных процессов при посттравматическом артрите в эксперименте на фоне внутрисуставного введения озона  4Zakhvatov A.N. Evaluation of free radical processes in post-traumatic arthritis in the experiment in combination with intra-articular injection of the zone
Мартусевич А.К., Назаров В.В., Суровегина А.В., Тужилкин А.Н., Федотова А.С., Новиков А.В. Модификация свободнорадикальных процессов в биологической жидкости холодной плазмой  12Martusevich A.K., Nazarov V.V., Surovegina A.V., Tuzhilkin A.N., Fedotova A.S., Novikov A.V. Modification of free radical processes in a biological fluid by cold plasma
Перетягин С.П., Стручков А.А., Костина О.В., Мартусевич А.К., Погодин И.Е., Соловьёва А.Г., Перетягин П.В., Лузан А.С. Озонотерапия как дополнительный метод в комплексном лечении ожоговой болезни  18Peretyagin S.P., Struchkov A.A., Kostina O.V., Martusevich A.K., Pogodin I.E., Solovyova A.G., Peretyagin P.V., Luzan A.S. Ozone therapy as an additional method in the complex treatment of burn disease
Стручков А.А. К вопросу о наружном применении кислородно-озоновой газовой смеси при лечении гнойных ран  34Struchkov A.A. On the issue of external use of oxygen-ozone gas mixture in the treatment of purulent wounds
Методическое руководство. Методы системного применения озона в медицинской практике.  41Methodological guide. Methods for the systemic application of ozone in medical practice.  
Правила оформления статей86Guidelines for authors

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

ОЦЕНКА СВОБОДНОРАДИКАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ

ПРИ ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОМ АРТРИТЕ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ

НА ФОНЕ ВНУТРИСУСТАВНОГО ВВЕДЕНИЯ ОЗОНА

А.Н. Захватов

Медицинский институт ФГБОУ ВО «Национальный исследовательский Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарёва» Министерства образования и науки Российской Федерации, Саранск, Россия

Abstract

Under the conditions of modeling post-traumatic arthritis in animals (rats), the effect of intra-articular ozone therapy in experimental knee joint injury on the processes of lipid peroxidation was studied, a rather high efficiency of ozone in correcting the disturbed prooxidant and antioxidant balance was shown in comparison with similar data obtained in the comparison series and against the background of Nimesulide therapy.

Key words: experimental modeling, post-traumatic osteoarthritis, intra-articular ozone therapy

В условиях моделирования посттравматического артрита на животных (крысы) исследовано влияние внутрисуставной озонотерапии при экспериментальной травме коленного сустава на процессы липопериокисления; показана достаточно высокая эффективность озона в коррекции нарушенного прооксидантного и антиоксидантного баланса в сравнении с аналогичными данными, полученными в серии сравнения и на фоне терапии Нимесулидом.

Ключевые слова: экспериментальное моделирование, посттравматический остеоартрит, внутрисуставная озонотерапия.

Исследования многих авторов посвящены проблеме травматических повреждений крупных суставов. Это связано с тем, что, несмотря на разнообразие применяемых методов лечения, прогрессирование деформирующего остеоартроза зачастую приводит к стойкой утрате трудоспособности (Андреева Т.М. и др., 2007; Котельников Г.П., Ларцев Ю.В., 2009; Ударцев Е.Ю., 2012). По данным В.А. Насоновой (2009) и Н.А. Хитрова (2011), остеоартрозом крупных суставов страдает от 48 до 67,5 % населения России трудоспособного возраста, при этом от 64 до 80 % случаев заболевание имеет травматическую этиологию, что придаёт проблеме высокую социально-экономическую значимость.

Поэтому разработка комплексов адекватных методов лечения и реабилитации пациентов с травматическими повреждениями суставов имеет несомненную актуальность (Андреева Т. М., Троценко В. В., 2006; Эйсмонт О. Л. и др., 2008; Миронов С.П., Котельников Г. П., 2013;).

Озонотерапия обладает широким спектром фармакологической активности, оказывает антигипоксантное действие, а также стимулирует выработку эндогенных антиоксидантных ферментов (Алехина С.П., Щербатюк Т.Г., 2003). Вместе с тем озонотерапия в отличие от НПВС не оказывает влияния на циклооксигеназу, что предотвращает развитие гастроэнтерологических осложнений. В связи с тем, что озон имеет короткий период полураспада, наибольшая его эффективность достигается путем применения метода локального, внутрисуставного введения, позволяющего получить эффективную действующую концентрацию непосредственно в очаге повреждения(Benvenuti P.,2006; Lopes de Jesus C.C. et all, 2017; Arias-Vazgues Pl, et all., 2019).

Цель исследования: изучение в эксперименте возможности немедикаментозной коррекции патологических нарушений про- и антиоксидантного баланса при травматическом повреждении сустава с использованием внутрисуставной озонотерапии

Материал и методы исследования

Экспериментальные исследования, выполнены на 133 нелинейных белых крысах обоего пола массой 200 – 250 г.

Первую серию (12 крыс) составили интактные животные. В IV опытных сериях моделировали повреждение коленного сустава механическим способом в модификации Г.М. Дубровина и соавторов (удостоверение на рационализаторское предложение № 1628 от 21.09.2004).

Под комбинированной анестезией (Золетил – 100 в дозировке 0,05 мг/кг и Ксилазина гидрохлорид в дозировке 1 мг/кг внутримышечно) в асептических условиях продольным разрезом рассекали кожу и капсулу сустава. В суставную полость вводили иглу Дюфо, заточенную под углом 90º, которая была ориентирована на медиальный мыщелок бедренной кости. Вращательными движениями производили перфорацию суставного хряща до упора иглы в субхондральную кость, после чего иглу удаляли. Толщину полученного хрящевого фрагмента контролировали при помощи мандрена. После формирования полнослойного дефекта хряща производили ушивание раны через все слои. В I серии сравнения (30 крыс) после моделирования травматического повреждения коленного сустава лечения не проводили. Во II серии сравнения (30 крыс) с момента моделирования травмы осуществляли внутрисуставное введение 0,2 мл изотонического 0,9% раствора натрия хлорида через день в количестве 5 инъекций. В III серии (29 крыс) после моделирования травмы коленного сустава проводили курсовую терапию Нимесулидом, который вводили перорально через зонд в желудок в среднетерапевтической дозе 2 мг/кг каждый день. Курс терапии составлял 10 дней.

В IV серии (32 крысы) осуществляли внутрисуставное введение озоно-кислородной смеси с концентрацией озона на выходе из аппарата 15 мг/л через день в объеме 0,2 мл. Продолжительность курса терапии составляла 5 сеансов.

Определение интенсивности перекисного окисления липидов (ПОЛ) производили по уровню первичных и вторичных метаболитов ПОЛ – диеновых конъюгатов (ДК) и малонового диальдегида (МДА) при спонтанном и железоиндуцированном окислении. Определение (ДК) проводили модифицированным методом Плацера (1976). Уровень (МДА) в плазме крови и эритроцитах при спонтанной и железоиндуцированной (Fе-МДА) липопероксидации определяли по С.Г. Конюховой (1989). Антиоксидантная система (АОС) оценивалась по активности каталазы по методике М.А. Королюк (1988) и супероксиддисмутазы (СОД) по методике Е.Е. Дубининой (1983).

Изучение про- и антиоксидантного статуса организма проводили измерением интенсивности свечения индуцированной хемилюминесценции плазмы крови. Регистрацию свечения осуществляли на флюориметре-хемилюминометре «Флюорат – 02- АБЛФ-Т», Россия.

Результаты исследования обрабатывали общепринятыми методами статистики с применением программ «Microsoft Exсel 07». Определялась средняя арифметическая выборочной совокупности (М), ошибка средней арифметической – m. Сравнение исследуемых групп осуществлялось на основе расчета критерия достоверности Стьюдента. Достоверными считались изменения при р менее 0,05 (0,01; 0,001).

Результаты

На 3 сутки травматического повреждения коленного сустава при внутрисуставном введении озона сохранялся высокий уровень показателей свободнорадикального окисления. По данным БХЛ, ПОЛ и ферментов АОС, как и в сериях сравнения II с применением Нимесулида в те же сроки эксперимента, достоверных отличий оцениваемых показателей с которыми получено не было (p3>0,05), (p4>0,05), таблица 1.

На 15 сутки при внутрисуставном введении озоно-кислородной смеси выявлено достоверное снижение показателей свободнорадикального окисления липидов, как в плазме, так и в эритроцитах по сравнению с величинами серии сравнения II. Содержание МДА и Fe-МДА в плазме было ниже на 16,30% (p3<0,05) и 20,21% (p3<0,01) соответственно. МДА в эритроцитах при спонтанном окислении снижался на 12,67% (p3<0,05), в условиях железоиндуцированного окисления – на 14,53% (p3<0,01) относительно серии сравнения. Оценивая уровень ДК в плазме, статистически значимых изменений не выявлено. (Таблица 2).

К 15 суткам определялось повышение активности ферментов АОС организма как относительно 3 суток эксперимента, так и сравнительно с показателями серии сравнения II. При этом уровень каталазы в плазме возрастал на 37,21% (p3<0,001), в эритроцитах – на 31,48% (p3<0,01), а СОД в эритроцитах – на 34,04% (p3<0,01). Сопоставляя показатели ПОЛ и АОС при внутрисуставном введении озона на 15 сутки с аналогичными данными, полученными в серии животных, получавших перорально нимесулид, достоверных отличий не выявили (p4>0,05).

Таблица 1. Динамика некоторых показателей липопероксидации

при посттравматическом артрите

в эксперименте на фоне внутрисуставного введения озона

Серии исследованияМДА плазмы, мкмоль/лFe-МДА плазмы, мкмоль/лМДА эрит-роцитов мкмоль/лFe-МДА эритроцитов мкмоль/лДиеновые коньюгаты, ед/мл
Интактные животные (n=12)
 5,13±0,3410,45±0,328,84±0,5418,34±1,310,16±0,02
Серия сравнения II (n=30)
3 сутки (n=10)11,31±0,77 р<0,00123,54±0,85 p<0,00116,03±0,79 р<0,00134,79±1,51 р<0,0010,39±0,04 р<0,001
15 сутки (n=10)10,98±0,51 p<0,001 p1>0,0522,96±0,78 p<0,001 p1>0,0515,63±0,76 p<0,001 p1>0,0533,73±1,52 p<0,001 p1>0,050,38±0,04 p<0,001 p1>0,05
28 сутки (n=10)10,32±0,40 p<0,001 p2>0,0522,16±0,67 p<0,001 p2>0,0515,28±0,68 p<0,001 p2>0,0533,42±1,05 p<0,001 p2>0,050,35±0,04 p<0,001 p2>0,05
Внутрисуставное введение озона (n =32)
3 сутки (n=11)10,51±0,36 p<0,001 p3>0,0521,25±0,69 p<0,001 p3>0,0515,52±0,41 p<0,001 p3>0,0532,15±0,97 p<0,001 p3>0,050,35±0,03 p<0,001 p3>0,05
15 сутки (n=10)9,19±0,33 p<0,001 p1<0,05 p3<0,0518,32±0,64 p<0,001 p1<0,01 p3<0,00113,65±0,49 p<0,001 p1<0,01 p3<0,0528,83±0,72 p<0,001 p1<0,05 p3<0,010,32±0,02 p<0,001 p1>0,05 p3>0,05
28 сутки (n=11)8,11±0,27 p<0,001 p2<0,05 p3<0,00117,14±0,63 p<0,001 p2<0,001 p3<0,00112,46±0,42 p<0,001 p2<0,05 p3<0,0125,77±0,63 p<0,001 p2<0,01 p3<0,0010,28±0,02 p<0,001 p2>0,05 p3<0,05
Примечания: p — достоверность отличия к норме; p1- достоверность отличия к показателям этой же серии на 3 сутки; p2- достоверность отличия к показателям этой же серии на 15 сутки; p3- достоверность отличия к показателям серии сравнения II в аналогичные сроки

Биохемилюминесцентный метод определения активности свободнорадикальных реакций при внутрисуставном введении озона на 15 сутки показал положительную динамику. Это проявлялась в сравнении с серией сравнения II снижением интенсивности максимальной вспышки Imax – на 12,4% (p3<0,05) и положительным сдвигом общей светосуммы хемилюминесценции S – на 12,56% (p3<0,01). Сопоставление с аналогичными показателями, полученными в серии с применением нимесулида(А.Н.Захватов и соавт, 2016), достоверных изменений не обнаружено (p4>0,05) (табл. 2).

К 28 суткам определялось дальнейшее уменьшение содержания продуктов ПОЛ относительно показателей серии сравнения II: МДА и Fe-МДА были ниже на 21,41% (p3<0,01) и 22,65% (p3<0,01) в плазме, на 18,46% (p3<0,01) и 22,89% (p3<0,001) в эритроцитах соответственно, уровень ДК снижался на 25,0%.

При сравнении влияния внутрисуставного введения озона на ПОЛ с серией животных, получавших Нимесулид перорально, на 28 сутки установлено, что уровень МДА в плазме был ниже на 11,56% (p4<0,05), а Fe-МДА в плазме и эритроцитах – на 13,69% (p4<0,05) и 12,41% (p4<0,05) соответственно (А.Н.Захватов и соавт,. 2016).

Таблица 2. Динамика некоторых ферментов АОС и показателей БХЛ при травматическом повреждении сустава на фоне внутрисуставной озонотерапии

Серии исследованияКаталаза в плазме, (мккат/с∙л)Каталаза в эритр. (мккат/с∙л)СОД в эритр. ед. акт.I max mv/секS mv/сек
Интактные животные (n=12)
 1,13±0,062,33±0,131,28±0,051,76 ±0,0627,69±0,61
Серия сравнения II (n=30)
3 сутки (n=10)0,37±0,03 р<0,0011,05±0,07 p<0,0010,42±0,03 р<0,0013,91±0,22 р<0,00152,18±2,23 р<0,001
15 сутки (n=10)0,43±0,06 p<0,001 p1>0,051,08±0,09 p<0,001 p1>0,050,47±0,04 p<0,001 p1>0,053,79±0,17 p<0,001 p1>0,0551,11±1,46 p<0,001 p1>0,05
28 сутки (n=10)0,50±0,04 p<0,001 p2>0,051,14±0,06 p<0,001 p2>0,050,51±0,05 p<0,001 p2>0,053,85±0,09 p<0,001 p2>0,0550,87±1,22 p<0,001 p2>0,05
Внутрисуставное введение озона (n =32)
3 сутки (n=11)0,47±0,04 p<0,001 p3>0,051,22±0,06 p<0,001 p3>0,050,50±0,03 p<0,001 p3>0,053,61±0,10 p<0,001 p3>0,0546,21±1,14 p<0,001 p3>0,05
15 сутки (n=10)0,59±0,04 p<0,001 p1< 0,05 p3<0,0011,42±0,05 p<0,001 p1<0,05 p3<0,010,63±0,03 p<0,001 p1< 0,01 p3<0,013,32±0,12 p<0,001 p1>0,05 p3<0,0544,69±1,19 p<0,001 p1>0,05 p3<0,01
28 сутки (n=11)0,71±0,03 p<0,001 p2<0,05 p3<0,0011,63±0,05 p<0,001 p2<0,01 p3<0,0010,74±0,04 p<0,001 p2<0,01 p3<0,0012,98±0,11 p<0,001 p2<0,05 p3<0,00141,02±1,12 p<0,001 p2<0,001 p3<0,001
Примечания: p — достоверность отличия к норме; p1- достоверность отличия к показателям этой же серии на 3 сутки; p2- достоверность отличия к показателям этой же серии на 15 сутки; p3- достоверность отличия к показателям серии сравнения II в аналогичные сроки

Содержание МДА эритроцитов и диеновых конъюгатов в плазме к концу эксперимента изменилось статистически не достоверно (p4>0,05). Важно отменить, что внутрисуставная озонотерапия повышала антиоксидантный потенциал, приводя к значительному увеличению каталазной активности в плазме и эритроцитах и росту СОД относительно данных полученных в серии сравнения II к 28 суткам – на 42,0% (p3<0,001), 42,98% (p3<0,001) и 45,09% (p3<0,001) (табл. 2).

Активность исследуемых ферментов также возрастала при сравнении с аналогичными величинами при пероральном введении Нимесулида на 16,39% (p4<0,05), 17,26% (p4<0,01) и 15,63% (p4<0,05) соответственно (Захватов А.Н. c соавт., 2016).

Биохемилюминесцентное исследование, проведенное при внутрисуставном введении озона на 28 сутки, определило снижение интенсивности биорадикальных процессов, что подтверждало описанную ранее динамику метаболитов ПОЛ и ферментов АОС.

Относительно данных серий сравнения II и с применением нимесулида (А.Н.Захватов и соавт 2016), отмечалось достоверное снижение максимальной интенсивности свечения на 20,53% (p3<0,001) и 13,62% (p4<0,01) и сдвиг общей светосуммы S на 21,15% (p3<0,001) и 10,41% (p4<0,05) соответственно. Несмотря на положительную динамику, оцениваемые показатели БХЛ — Imax и S сохранялись на высоком уровне, превосходя на 69,32% (p<0,001) и 44,85% (p<0,001) величины интактных животных (табл. 2).

Учитывая известные литературные данные о механизмах лечебного действия озона (Перетягин С.П., 2003) и собственные экспериментальные результаты исследований саногенететический механизм внутрисуставной терапии можно представить схемой, представленной на рис 1.

Применение озона устраняет тканевую гипоксию, улучшает микроциркуляцию синовиальной оболочки и субхондральной кости, а также вызывает окисление простагландинов, оказывая противовоспалительное и иммунокорригирующее действие, способствует оптимизации про- и антиокислительной системы, что в конечном итоге приводит к уменьшению деструкции хондроцитов, синовиоцитов, внеклеточного матрикса, улучшению трофики и функционального состояния сустава.

Таким образом, оценивая влияние внутрисуставной озонотерапии при экспериментальной травме коленного сустава на процессы липопериокисления, можно сделать вывод о достаточно высокой эффективности озона в коррекции нарушенного прооксидантного и антиоксидантного баланса в сравнении с аналогичными данными, полученными в серии сравнения и на фоне терапии Нимесулидом.

Список литературы

1.       Андреева Т.М. Травматизм в Российской Федерации в начале нового тысячелетия / Т.М. Андреева, Е.В. Огрызко, И.А. Редько // Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова. – 2007. – № 2. – С. 59–63.

2.       Котельников Г.П., Ларцев Ю.В., 2009; Котельников Г.П. Остеоартроз: руководство / Г.П. Котельников, Ю.В. Ларцев. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. – 208 с.

3.       Насонова В.А. Остеоартроз – проблема полиморбидности / В.А. Насонова // Consilium medicum. – 2009. – № 2. – С. 5–8.

4.       Ударцев Е.Ю. Восстановительное лечение посттравматического остеоартроза крупных суставов нижних конечностей: Автореф. дис. … д-ра мед. наук: 14.01.15; 14.03.11 / Ударцев Евгений Юрьевич. – Новосибирск, 2012. – 45 с.

5.       Алехина С.П. Озонотерапия: клинические и экспериментальные аспекты / С.П. Алехина, Т.Г. Щербатюк. – Н. Новгород: Литера, 2003. – 240 с

6.       Захватов А.Н., Беляев А.Н., Козлов С.А., Кузнецов С.И. Озонотерапия посттравматического артрита. Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 2016. — 151 с.

7.       Миронов С.П. Моделирование посттравматических изменений коленного сустава в эксперименте на животных / С.П. Миронов, Н.П. Омельяненко, В.В. Троценко [и др.] // Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова. – 2009. – №4. – С. 3–7.

8.       Миронов С.П. Ортопедия: национальное руководство / Рос. ассоц. ортопедов и травматологов России, Ассоц. мед. обществ по качеству // под ред. С.П. Миронова, Г.П. Котельникова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2013. – 943 с.

9.       Мустафаев Н.Р. Морфологические аспекты состояния микроциркуляции и лимфатического дренажа в синовиальной оболочке коленного сустава у пациентов с различными стадиями гонартроза / Н.Р. Мустафаев, М.С. Любарский, Н.П. Бгатова [и др.] // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. – 2011. – №3. – С. 81–85.

10.  Гречко В. Н. Применение озона в комплексном лечении больных с остеоартрозом крупных суставов / В.Н. Гречко, А.А. Диденко, Л.А. Фомина // Нижегородский медицинский журнал. Приложение Озонотерапия. – 2003. – С. 232–233.

11.  Перетягин С.П. О многофакторном механизме лечебного действия озона // Нижегородский медицинский журнал. Прил. Озонотерапия. — 2003. — С. 6-7.

12.  Benvenuti P. Oxygen-Ozone Treatment of the Knee, Shoulder and Hip // Rivista Italiana di Ossigeno-Ozonoterapia. – 2006. – Vol. 5, №2. – P. 135-144.

13.  Lopes de Jesus C.C., Dos Santos F.C., de Jesus L., Monteiro I., Sant’Ana M., Trevisani V.F.M. Comparison between intra-articular ozone and placebo in the treatment of knee osteoarthritis: A randomized, double-blinded, placebo-controlled study // PLoS One. – 2017. —  Vol. 12, N7. — e0179185.

14.  Arias-Vazquez P.I., Tovilla-Zarate C.A., Bermudez-Ocana D.Y., Legorreta-Ramirez B.G., Lopez- Narvaez M.L. [Efficacy of Ozone Infiltrations in the Treatment of Knee Osteoarthritis Vs Other Interventional Treatments: A Systematic Review of Clinical Trials] // Rehabilitacion (Madr). – 2019. – Vol. 53, N1. – P. 43-55

МОДИФИКАЦИЯ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ В БИОЛОГИЧЕСКОЙ ЖИДКОСТИ ХОЛОДНОЙ ПЛАЗМОЙ

А.К. Мартусевич, В.В. Назаров, А.В. Суровегина,

А.Н. Тужилкин, А.С. Федотова, А.В. Новиков

ФГБОУ ВО «Приволжский исследовательский медицинский университет» Минздрава России, Нижний Новгород, Россия

bstract

We studied the influence of various exposures (1, 2, 3, 5, 10 and 15 min.) effects of cold helium plasma on the state of free-radical processes in the biological environment. It was found that the nature of the response of Pro — and antioxidant systems of blood to cold plasma treatment is directly determined by exposure, as evidenced by the results of chemiluminescent assessment of the intensity of free radical processes and total antioxidant activity, as well as the dynamics of the concentration of malondialdehyde. At the same time, the short-term processing mode of biofluid allows us to establish the presence of a two-phase influence of the factor on oxidative processes («the phenomenon of the antioxidant window»).

Key words: cold plasma, free radical processes, malonic dialdehyde, blood

Изучали влияние различных экспозиций (1, 2, 3, 5, 10 и 15 мин.) действия холодной гелиевой плазмы на состояние свободнорадикальных процессов в биосреде. Установлено, что характер ответа про- и антиоксидантных систем крови на обработку потоком холодной плазмы непосредственно определяется экспозицией воздействия, о чем свидетельствуют результаты хемилюминесцентной оценки интенсивности свободнорадикальных процессов и общей антиоксидантной активности, а также динамика концентрации малонового диальдегида. При этом кратковременный режим обработки биожидкости позволяет установить наличие двухфазности влияния фактора на окислительные процессы («феномен антиоксидантного окна»).

Ключевые слова: холодная плазма, свободнорадикальные процессы, малоновый диальдегид, кровь

В настоящее время холодная плазма рассматривается как новый физический лечебный фактор, обладающий рядом позитивных биологических эффектов [2, 4, 6, 9, 11]. С другой стороны, в фокусе проводимых исследований преимущественно находится только ее антибактериальная активность [2, 5, 8], обусловленная высоким окислительным потенциалом данного воздействия [1-7, 10, 12]. Наличие последнего связано с тем, что обработка поверхностей и биологических объектов холодной плазмой способствует интенсивной генерации в них радикалов (в первую очередь — активных форм кислорода и азота [1, 3, 7, 10]). В свою очередь, развивающаяся вследствие этого гиперстимуляция свободнорадикального окисления и обеспечивает необходимый антибактериальный эффект [2, 4, 6, 9, 11]. Важно отметить, что для его обеспечения требуется достаточно длительная экспозиция действия холодной плазмы (не менее получаса) [2, 4-6, 11]. Напротив, влияние кратковременной обработки рассматриваемым фактором на биосистемы изучено существенно слабее. В то же время имеются отдельные работы, косвенно свидетельствующие об ином характере воздействия на свободнорадикальные процессы непродолжительного режима обработки холодной плазмой [1, 3, 7], на что указывают и наши предшествующие работы [9], однако прямых доказательств наличия данного феномена в литературе не обнаружено. Также отсутствует и сравнительная оценка модификации радикальных реакций в биосистемах при кратковременном и длительном воздействии холодной плазмы. В связи с этим, целью работы явилось сравнительное изучение влияния различных экспозиций действия холодной плазмы на состояние свободнорадикальных процессов в биосреде.

Материал и методы исследования

Эксперимент выполнен на 15 образцах крови здоровых добровольцев (по 3,5 мл). Каждый образец разделяли на 7 равных порций, первая из которых была контрольной (в ней не проводили никаких манипуляций), остальные обрабатывали холодной гелиевой плазмой. Продолжительность воздействия для опытных порций (второй-седьмой) составляла 1, 2, 3, 5, 10 и 15 минут соответственно. Расстояние от края «плазменного факела» до поверхности биожидкости равнялось 1,0-1,5 см. Длительность экспозиции после воздействия – 5 мин.

Получение холодной плазмы производили с помощью специальной установки, использующей принцип СВЧ-индуцированной ионизации газового потока и разработанной в Институте прикладной физики РАН (г. Нижний Новгород). В качестве газа-носителя плазмы использовали баллонный гелий марки А (степень чистоты – 99,99%).

Интенсивность перекисного окисления в плазме крови исследовали на аппарате БХЛ-06 (Н.Новгород, Россия) методом Fe-индуцированной биохемилюминесценции по уровню максимальной фотовспышки (Imax), а общую антиоксидантную активность биосреды – по показателю, обратному светосумме (1/S). Уровень малонового диальдегида (МДА) в эритроцитах оценивали с помощью тест-набора (ЗАО «АГАТ», Россия).

Результаты обрабатывали с использованием программы Statistica 6.0. Нормальность распределения значений параметров оценивали с использованием критерия Шапиро-Уилка. С учетом характера распределения признака для оценки статистической значимости различий применяли Н-критерий Краскала-Уоллеса. Данные представляли в формате M±m. Различия считали достоверными при уровне значимости p<0,05. Рассчитывали истинный уровень статистической значимости различий средних значений показателей.

Результаты исследования

Проведенные исследования позволили установить (рис. 1), что уровень максимальной фотовспышки биохемилюминесценции в образцах крови прогрессивно возрастает с увеличением продолжительности обработки холодной гелиевой плазмой. При этом важно подчеркнуть, что при малых экспозициях воздействия (1-2 мин.) рассматриваемый параметр демонстрирует умеренную тенденцию к нарастанию (+11,0 и +14,1% относительно контрольного образца соответственно; p<0,1 только для второго режима). Быстрый прирост уровня максимальной фотовспышки наблюдается лишь, начиная с 3-минутной обработки биосреды (+49,7%; p<0,05) и достигая максимума при экспозиции 15 мин. (увеличение в 2,27 раза по сравнению с интактных образцом; p<0,01). Учитывая то обстоятельство, что изучаемый параметр регистрирует количество свободных радикалов в изучаемой системе, можно заключить, что с 3-й минуты концентрация радикалов нарастает лавинообразно, а до этого времени имеет место некое «окно».

О наличии подобного необычного эффекта холодной плазмы свидетельствует и динамика общей антиоксидантной активности биосреды (рис. 2). Выявлено, что кратковременная (1-2 мин.) обработка образцов крови гелиевой холодной плазмой способствует практически идентичному увеличению значения показателя (на 18,0 и 20,6% относительно контроля; p<0,05 для обоих случаев), тогда как уже 3-минутное воздействие демонстрирует уровень параметра, не отличающийся от интактного образца. Это подтверждает результаты наших предшествующих исследований, выполненных in vivo [9]. Более продолжительные экспозиции изучаемого фактора (5 мин. и дольше) снижают антиоксидантный резерв биологической жидкости (на 21,9-34,2%; p<0,05).

Рис. 2. Общая антиоксидантная активность плазмы крови в зависимости от продолжительности действия холодной плазмы («*» — статистическая значимость различий относительно контрольного образца p<0,05)

Приведенные результаты хемилюминесцентных исследований находят полное подтверждение и на основании анализа динамики стандартного показателя интенсивности свободнорадикальных процессов – концентрации малонового диальдегида в плазме крови (рис. 3).

Установлено, что его уровень возрастает несущественно при непродолжительном воздействии холодной плазмой (1- и 2-минутная обработка), увеличиваясь лишь на 5,2 и 9,7% по сравнению с контрольным образцом (p>0,05). Напротив, начиная с 3-минутного режима (+36,0%; p<0,05), фиксировали практически линейное возрастание значения параметра, вплоть до максимальной экспозиции (15 мин.), при которой имело место нарастание концентрации изучаемого вторичного продукта перекисного окисления в 2,50 раза (p<0,05).

Заключение

Наши исследования позволили установить, что характер ответа про- и антиоксидантных систем крови на обработку потоком гелиевой холодной плазмы непосредственно определяется экспозицией воздействия, о чем свидетельствуют результаты хемилюминесцентной оценки интенсивности свободнорадикальных процессов и общей антиоксидантной активности, а также динамика концентрации малонового диальдегида. При этом кратковременный режим обработки биожидкости позволяет установить наличие двухфазности влияния фактора на окислительные процессы («феномен антиоксидантного окна», границей которого для наших условий воздействия являлась экспозиция в 3 мин.).

Работа выполнена при поддержке Российского научного фонда (грант №22-25-00652).

Список литературы

  1. Ahn H.J, Kim K.I., Kim G. et al. Atmospheric-pressure plasma jet induces apoptosis involving mitochondria via generation of free radicals // PLoS One. – 2011. – Vol. 6, N 11. -e28154.
  2. Alkawareek M.Y., Gorman S.P., Graham W.G., Gilmore B.F. Potential cellular targets and antibacterial efficacy of atmospheric pressure non-thermal plasma // Int J. Antimicrob. Agents. — 2014. — Vol. 43. — P. 154–160.
  3. Brun P., Pathak S., Castagliuolo I. et al. Helium generated cold plasma finely regulates activation of human fibroblast-like primary cells // Plos ONE. — 2014. — Vol. 9, №8. — e104397.
  4. Dobrynin D., Fridman D., Friedman G. et al. Physical and biological mechanisms of direct plasma interaction with living tissue // New J. Phys. — 2009. — Vol. 11. — P. 1–26.
  5. Ermolaeva S.A., Varfolomeev A.F., Chernukha M.Yu. et al. Bactericidal effects of non-thermal argon plasma in vitro, in biofilms and in the animal model of infected wounds // J. Med. Microbiol. — 2011. — Vol. 60. — P. 75–83.
  6. Flynn P.B., Busetti A., Wielogorska E. et al. Potential cellular targets and antibacterial efficacy of atmospheric pressure non-thermal plasma // Sci. Rep. — 2016. — Vol. 6. — P. 26320.
  7. Jawaid P., Rehman M.U., Zhao Q.L. et al. Helium-based cold atmospheric plasma-induced reactive oxygen species-mediated apoptotic pathway attenuated by platinum // J. Cell. Mol. Med. — 2016. — Vol. 20, №9. — P. 1737-1748.
  8. Lee C., Subhadra B., Choi H.G. et al. Inactivation of Mycobacteria by Radicals from Non-Thermal Plasma Jet // J. Microbiol. Biotechnol. – 2019. –Vol. 29, N 9. – P. 1401-1411.
  9. Martusevich A.K., Solov’eva A.G., Galka A.G. et al. Effects of Helium Cold Plasma on Erythrocyte Metabolism // Bull. Exp. Biol. Med. – 2019. –Vol. 167, Iss. 2. – P. 198-200.
  10. Szili E.J., Hong S.H., Oh J.S. et al. Tracking the Penetration of Plasma Reactive Species in Tissue Models // Trends Biotechnol. – 2018. – Vol. 36, N 6. – P. 594-602.
  11. Wiegand C., Fink S., Beier O. et al. Dose- and time-dependent cellular effects of cold atmospheric pressure plasma evaluated in 3D skin models // Skin Pharmacol. Physiol. — 2016. — Vol. 29. — P. 257-265.
  12. Yan D., Cui H., Zhu W. et al. The Strong Cell-based Hydrogen Peroxide Generation Triggered by Cold Atmospheric Plasma // Sci Rep. – 2017. – Vol. 7, N 1. – P. 10831.

ОЗОНОТЕРАПИЯ КАК ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ МЕТОД В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ ОЖОГОВОЙ БОЛЕЗНИ

С.П. Перетягин, А.А. Стручков, О.В. Костина, А.К. Мартусевич,

И.Е. Погодин, А.Г. Соловьёва, П.В. Перетягин, А.С. Лузан

ФГБОУ ВО «Приволжский исследовательский медицинский университет» Минздрава России, Нижний Новгород, Россия

Ассоциация российских озонотерапевтов, Нижний Новгород, Россия

Abstract

Using of systemic ozone therapy connecting with antioxidants in early period of burn disease for detoxication and metabolic disorders correction is investigated. Method of ozone dose individualization in intravenous ozone therapy and pharmacological treatment as oxidation stress correction is shown. This method based on biochemiluminescence detection of patient blood antioxidant system reaction in ozonization in vitro. It is important, that first stage of method is pro- and antioxidant potential estimation. It was shown, that this algorithm use determines fully correction of oxygen homeostasis disorders and endotoxicosis. It optimizes results of complex treatment of burned patients.

Key words: burn, metabolic disorders, endotoxicosis, oxidative detoxication, ozone therapy, antioxidants, cell protection.

Изучена возможность применения системной озонотерапии в раннем периоде ожоговой болезни с целью детоксикации, коррекции кислородзависимых метаболических нарушений в сочетании с антиоксидантами. Представлен метод индивидуального подбора дозы озона при проведении внутривенной озонотерапии и лекарственного препарата при необходимости назначения антиоксидантной терапии. Метод основан на выявлении ответной реакции со стороны антиоксидантных систем крови пациента при проведении диагностической процедуры (в условиях in vitro) выбора дозы озона для парентеральной озонотерапии и лекарственного препарата при выявленном дефиците антиоксидантных резервов. Показано, что данная схема позволила достигнуть в основной группе пациентов более выраженной коррекции нарушений кислородного гомеостаза и проявлений эндотоксикоза, улучшить результаты комплексного лечения пострадавших.

Ключевые слова: ожоговая травма, нарушения метаболизма, эндогенная интоксикация, окислительная детоксикация, озонотерапия, антиоксиданты, защита клетки от окислительного повреждения

При термической травме ожоговая болезнь развивается, если площадь поверхностных ожогов превышает 10 – 12 %, а глубоких – 5 – 6% ПТ. Ведущими патогенетическими факторами в развитии системного воспалительного ответа (SIRS), а в  последующем полиорганной недостаточности при этом являются нарушения периферического кровообращения и микроциркуляции, кислородного метаболизма, энергообеспеченности тканей, эндотоксемия. В её формировании участвуют недоокисленные продукты циркуляторно-гемической и тканевой гипоксии, продукты гистиогенного происхождения – тканевые токсины, а также токсины и микроорганизмы из желудочно-кишечного тракта.

В течение ряда лет нами изучается возможность системного применения в ургентной патологии, сопряжённой с явлениями гипоксии, токсемии, активных форм кислорода, в частности озонотерапии для коррекции нарушений кислородного гомеостаза. Применение стандартных схем озонотерапии (Bocci V., 1999, 2001; Vieban R., 2007, Menendes S. et al., 2008) в раннем периоде ожоговой болезни может быть оправданным, поскольку в данной ситуации развиваются нарушения кислородзависимых процессов,  изменения баланса про- и антиоксидантных ситем, явления протеолиза, липолиза, морфофункциональные нарушения со стороны жизненно-важных органов и систем. Для каждого организма характерно свое собственное, оригинальное соотношение про- и антиоксидантов, которое определяет его ответ на действие экзогенных факторов (Журавлёв А.И., Зубкова С.М.,2008). В связи с этим целесообразно индивидуально подходить к выбору тактики лечения, ориентируясь на показатели перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у каждого конкретного пациента, учитывать возможную ответную реакцию на введение антиоксиданта либо индуктора окисления ограниченной интенсивности с целью инициирования собственных защитных систем (например, озона). Очень важным является в данной ситуации использовать озон, как активную форму кислорода под оперативным контролем состояния про- иантиоксидантного баланса организма, осуществляя индивидуальный выбор доз оксислителя.

Материал и методы: исследования

Использовался алгоритм активной превентивной метаболической детоксикации на ранних стадиях ожоговой болезни (с 5 по 15 день после выведения пациента из шока), включающий применение на фоне комплексной инфузионно-трансфузионной и медикаментозной терапии биологически активных средств – антиоксидантов, содержащих янтарную кислоту (реамберин, мексидол), микрогидрина 675мг х 3 раза в день, окислительную модификацию крови озоном (внутривенные вливания озонированного физиологического раствора 1 раз в день (120 -240 мкг Оз), большая аутогемотерапия с озоном 2 раза в неделю 250-300 мкг Оз), и мониторную очистку кишечника (2-3 раза) с последующей ректальной инсуффляцией озона (1000 мкг). Определение индивидуальной дозы окислителя и последующую окислительную детоксикацию осуществляли под контролем про- и антиоксидантных систем хемилюминисцентным методом. У пациентов исследовали в динамике ожоговой болезни показатели эндотоксемии общепринятыми биохимическими методами (глюкозу, креатинин, билирубин, мочевину, среднемолекулярные пептиды), активность протеолитических ферментов (трипсин, антитрипсин, эластазу), регистрировали параметры кардиореспираторой системы (методы тетраполярной реографии, спирографии), микроциркуляции (методика лазерной допплеровской флоуметрии).

В исследование включена группа пациентов с термической травмой – 40 человек (площадь ожогов более 30% ПТ), у двадцати из которых (опытная группа) применена данная схема детоксикационных мероприятий. У 20 больных в контрольной группе лечение проводилось общепринятыми стандартами комплексной терапии тяжелообожжённых. Показаниями для назначения парентеральной озонотерапии служили клинические признаки гипоксии (повышен уровень лактата, снижена активность лактатдегидрогеназы, гипоксемия), токсемии — наличие эндотоксикоза (повышены уровень глюкозы, креатинина, мочевины, концентрация средних молекул, продуктов деградации фибриногена, интенсификация ПОЛ); нарушения со стороны сердечно сосудистой системы (гипокинетическое состояние кардиогемодинамики, нарушения микроциркуляции), нарушение функции внешнего дыхания.

Результаты

Перед назначением парентеральной озонотерапии или препаратов с антиоксидантными свойствами у пациента для оценки его собственного окислительного статуса забирали кровь с гепарином в качестве антиокагулянта в количестве 20 мл. Методом индуцированной биохемилюминесценции (Кузьмина Е.И. и соавт., 2000) измеряли интенсивность перекисного окисления липидов (ПОЛ) и состояние антиоксидантной системы защиты в плазме крови для определения дальнейшей тактики лечения (назначение окислительной терапии, антиоксидантов или их сочетания). На следующем этапе исследования in vitro определяли дозу озона, при которой происходит окислительный стресс (увеличивается интенсивность перекисного окисления липидов и снижается антиоксидантная активность по данным индуцированной биохемилюминесценции). Для этого кровь разделяли на требуемое количество аликвот, соответствующее количеству предполагаемых для введения концентраций озонированного физиологического раствора (доз озона). Затем в пробы крови последовательно добавляется физиологический раствор с различными насыщающими концентрациями озона в газовой фазе в объеме, пропорциональном соотношению инфузируемого раствора: в объем циркулирующей крови (например, 0,1 мл: 2 мл соответственно), в контрольную пробу крови добавляли в том же количестве не озонированный раствор хлорида натрия для создания гемодилюции. Образцы крови экспонировали 10 минут, затем центрифугировали при 1500–2000 об/мин в течение 10 минут. В полученной плазме крови оценивали окислительный статус с помощью метода индуцированной биохемилюминесценции. При назначении пациенту курса внутривенной озонотерапии выбирали ту дозу озона, при которой в условиях in vitro на фоне умеренной инициации перекисных процессов было отмечено преимущественное увеличение антиоксидантной системы защиты.

В случае необходимости назначения антиоксидантного препарата для дальнейших исследований выбирается та доза озона, при которой происходит окислительный стресс (активация перекисного окисления липидов и угнетение антиоксидантной системы защиты).

Оставшаяся кровь также делится на равные объемы, соответствующие количеству испытуемых препаратов. Вначале к пробам крови добавляли физиологический раствор с концентрацией озона, вызвавшей окислительный стресс, пробы экспонируются, затем последовательно добавляются различные препараты с аантиоксидантными свойствами также в дозировках, соответствующих объему крови пациента. Пробы крови подвергаются экспозиции в течение 10 минут. Для исследований методом индуцированной биохемилюминесценции используется отцентрифугированная плазма. Пациенту назначается препарат, проявивший в условиях in vitro наибольшую антиоксидантную активность.

Таблица 1. Показатели ПОЛ и АОА крови больного З. при ее озонировании in vitro

Пробы кровиПОЛ, усл.ед.(% по отношению к контролю 1)АОА, усл.ед.(% по отношению к контролю 1)
Контроль 1 (кровь пациента)3603 (100%)202,5 (100%)
Кровь + О[1000 мкг/л]3554,2 (98%)321,7 (158%)
Кровь + О[3000 мкг/л]4013 (111%)433,2 (214%)
Кровь + О[5000 мкг/л]4574,7 (126%)301(149%)

Эффективность предлагаемого способа продемонстрирована на следующих примерах

Пример 1.

У больного З. с ожогом пламенем 50% поверхности тела на 8-е сутки после полученной травмы была взята для исследований кровь и подвергнута действию озонированного физиологического раствора с различными концентрациями в условиях in vitro. По данным биохемилюминесценции были получены следующие результаты.

Озонированный физиологический раствор с насыщающей концентрацией озона 3000мкг/л вызывал умеренную активацию перекисного окисления липидов с превалированием антиоксидантной системы защиты. Такая концентрация может быть рекомендована при назначении данному пациенту курса внутривенной озонотерапии. Насыщающая концентрация 5000мкг/л вызвала окислительный стресс (выраженное усиление перекисных процессов на фоне меньшей ответной реации общей антиоксидантной активности плазмы крови) и может быть использована при следующем этапе исследований для индивидуального выбора антиоксиданта. С этой целью оставшуюся кровь разделили на несколько аликвот по количеству оцениваемых антиоксидантов. В пробах крови создали окислительный стресс путем добавления озонированного физиологического раствора с насыщающей  концентрацией 5000мкг/л (контроль 2), затем последовательно добавили антиоксиданты в количестве, пропорциональном объему крови, экспонировали в течение 10 минут. Для исследований биохемилюминесцентным методом использовали отцентрифугированную плазму. Полученные результаты представлены в таблице 2.

Таблица 2. Показатели ПОЛ и АОА при добавлении антиоксидантов в кровь больного З. (in vitro)

Пробы кровиПОЛ, усл.ед.(% по отношению к контролю 2)АОА, усл.ед.(% по отношению к контролю 2)
Кровь+О3[5000 мкг/л] (контроль 2)4574,7 (100%)301 (100%)
Контроль 2 + Микрогидрин3677,7 (80%)258 (85%)
Контроль 2 + Церулоплазмин4635,5 (101%)416 (138%)
Контроль 2 + Цитохром С4280 (93%)320 (106%)
Контроль 2 + Мексикор3912 (85%)192,7 (64%)
Контроль 2 + дигидрокверцетин3907,7 (85%)183,7 (61%)

В наибольшей степени, по сравнению с показателями при окислительном стрессе, в условиях in vitro уровень ПОЛ снижал микрогидрин (на 20%). В то же время, церулоплазмин повышал показатель АОА на 38%. Вполне вероятно, что микрогидрин обладает действием ex temporo, тогда как церулоплазмин создает дополнительный антиоксидантный потенциал для пролонгированного действия.

Пример 2.

У больного Л. (и/б 248772) с ожогом пламенем 50% поверхности тела на 9-е сутки после полученной травмы была взята для исследований кровь и также подвергнута действию озонированного физиологического раствора с различными концентрациями в условиях in vitro. Реакция про- и антиоксидантной систем крови на введение окислителя отражена в данных таблицы 3.

Концентрация озона 1000мкг/л вызывала усиление перекисных процессов (на 13%), активацию антиоксидантной системы (на 24%), и может быть рекомендована для проведения курса озонотерапии данному пациенту. Угнетение антиоксидантной активности произошло при 5000мкг/л, эта концентрация озона была выбрана для проведения второго этапа исследований с целью индивидуального подбора антиоксиданта.

К пробам крови, подвергнутой воздействию озонированного физиологического раствора, были добавлены антиоксиданты. Получены следующие результаты (таблица 4).

Таблица 3. Показатели ПОЛ и АОА крови больного Л.

при ее озонировании in vitro

Пробы кровиПОЛ, усл.ед.(% по отношению к контролю 1)АОА, усл.ед.(% по отношению к контролю 1)
Контроль 1(кровь пациента)3463,5 (100%)247 (100%)
Кровь + О[1000 мкг/л]3904 (113%)308 (124%)
Кровь + О[3000 мкг/л]3814 (110%)254 (102%)
Кровь + О[5000 мкг/л]3783 (109%)231 (93%)

Таблица 4. Показатели ПОЛ и АОА

при добавлении антиоксидантов в кровь больного Л. (in vitro)

 Пробы кровиПОЛ, усл.ед.(% по отношению к контролю 2)АОА, усл.ед.(% по отношению к контролю 2)
Кровь + О[5000 мкг/л] (контроль 2)3783 (100%)231 (100%)
Контроль 2 + Микрогидрин3436 (91%)220 (95%)
Контроль 2 + Церулоплазмин3982 (105%)372 (161%)
Контроль 2 + Цитохром С3666 (97%)289 (125%)
Контроль 2 + Мексикор4000 (106%)294 (127%)
Контроль 2 + Дигидрокверцетин3896 (103%)235 (102%)

Наибольший антиоксидантный потенциал у данного пациента был отмечен в пробе крови с препаратом церулоплазмин (незначительное увеличение интенсивности ПОЛ и активация антиоксидантной системы защиты на 61%).

Пример 3.

Пациенту Д. (и/б 248775) с ожогом пламенем на площади 70% поверхности тела (6-е сутки после ожога) планировалось назначение курса парентеральной озонотерапии. В условиях in vitro его кровь обрабатывалась физиологическим раствором с различными концентрациями озона в газовой фазе. Показатели хемилюминесценции после действия озона приведены в таблице 5.

На основании полученных результатов можно сделать предположение, что оптимальной концентрацией озона при парентеральном введении этому пациенту будет являться [О3]=1000мкг/л, при которой происходит выраженная активация антиоксидантной системы защиты, тогда как при [О3]=3000мкг/л и [О3]=5000мкг/л происходило угнетение данного показателя на 14% и 29% соответственно.

Таблица 5. Показатели ПОЛ и АОА

крови больного Д. при ее озонировании in vitro

 Пробы кровиПОЛ, усл.ед.(% по отношению к контролю)АОА, усл.ед.(% по отношению к контролю)
Контроль1705,5 (100%)124 (100%)
1000 мкг/л2184 (128%)183,3 (147%)
3000 мкг/л2008 (117%)107,5 (86%)
5000 мкг/л1755 (102%)88,5 (71%)

На основании полученных результатов можно сделать предположение, что оптимальной концентрацией озона при парентеральном введении этому пациенту будет являться [О3]=1000мкг/л, при которой происходит выраженная активация антиоксидантной системы защиты, тогда как при [О3]=3000мкг/л и [О3]=5000мкг/л происходило угнетение данного показателя на 14% и 29% соответственно.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДА

Разработанная технология индивидуального выбора доз окислительной и антиоксидантной терапии внедрена в практику работы отделения термической травмы клиники ПИМУ

Таблица 7. Динамика ПОЛ и АОА в зависимости от вида лечения

Анализ полученных результатов выявил существенные нарушения метаболического гомеостаза в крови у пациентов.

Практически у всех пациентов на ранних стадиях ожоговой болезни были изменения со стороны про- и антиоксидантных систем, которые характеризовались состоянием оксидативного стресса – было увеличено ПОЛ, отмечалось накопление первичных, промежуточных и конечных продуктов перекисного окисления липидов с одновременным снижением активности антиоксидантных систем (Табл.7).

Изменения метаболического гомеостаза в крови пациентов на фоне развившейся гипопротеинемии и гипоальбуминемии характеризовались нарастанием показателей эндотоксикоза (повышены уровень глюкозы, креатинина, средних молекул, гиперферментемия).

Таблица 8. Динамика биохимических показателей в зависимости от вида лечения

Включение в состав инфузионно-трансфузионной терапии озонированного физиологического раствора позволяло более эффективно бороться с метаболическими нарушениями. Адекватно выбранная доза озона для парентерального введения способствовала физиологической стимуляции антиоксидантных резервов, озон обладал способностью активизировать антиоксидантный потенциал, и уровень антиоксидантной защиты достоверно увеличивался (рис. 1). Положительная динамика адаптационной перестройки метаболических систем, запускаемая оптимизирующимся про- и антиоксидантным потенциалом как правило сопровождалась снижением уровня показателей эндотоксемии (табл. 8).

Рис.1. Изменение показателей АОА на фоне озонотерапии в комплексном лечении ожоговых больных

Динамика уровня среднемолекулярных пептидов свидетельствовала о том, что включение озонотерапии в лечение обожженных способствует снижению напряжённости окислительного стресса в постожоговом периоде (рис. 2, рис. 3).

Полученные данные свидетельствовали о необходимости включения окислительных средств в состав инфузионной терапии как метода, моделирующего собственные эндогенные механизмы детоксикации организма человека. При этом очень важным является индивидуальный подход при назначении окислительных средств. Только при условии знания про- и антиоксидантного статуса в организме и адекватного подбора дозы прооксиданта можно рассчитывать на его позитивное действие в отношении окислительной детоксикации и особенно оптимизации кислородзависимых метаболических процессов в организме пострадавших от ожогов.

Рис. 2. Уровень среднемолекулярных пептидов (Е 254) при традиционном лечении обожженных и его дополнении озонотерапией
Рис. 3. Уровень среднемолекулярных пептидов (Е= 280) при традиционном лечении обожженных и его дополнении озонотерапией
Рис. 4. Состояние прооксидантного потенциала на фоне системного применения озона в комплексном лечении тяжелообожженных

Внедрение метода индивидуального выбора концентраций и доз озона для парентеральной озонотерапии и лекарственных препаратов с антиоксидантными свойствами с позволяет индивидуализировать окислительную и антиоксидантную терапию, что повышает эффективность комплексного лечения тяжелообожженных.

Рис. 5. Состояние антиоксидантного потенциала на фоне системного применения озона в комплексном лечении тяжелообожженных

Определение про- и антиоксидантного потенциала на фоне применения системной озонотерапии показало её позитивные возможности для коррекции антиоксидантных резервов. Парентеральное введение озона сопровождалось инициацией прооксидантного потенциала у обожжённых. Интенсивность хемилюминисцентной активности возрастала от исходного на 8–12%. На этом фоне более значимо увеличивался антиоксидантный потенциал – на 25–28% от уровня исходных показателей. Такая направленность изменений показателей ПОЛ и антиоксидантой защиты была наиболее оптимальной и сопровождалась позитивными изменениями других кислородзависимых параметров гомеостаза организма (рис 4, 5).

Отдельно проведённые исследования процедур мониторной очистки кишечника с последующей ректальной инсуффляцией озона показали эффективность этих мероприятий, что подтверждалось через сутки снижением уровня креатинина на 30%, мочевины – на 26 %, СММ – на 36%.

Решающее значение в генезе ожоговой токсемии отводят сбалансированности системы «олигопептиды-ингибиторы».

Таблица 9. Показатели протеолитической системы на фоне озонотерапии

Показатели
протеолитической
системы
Термическая травма  3-5 суткиКонтрольная группа через 10 днейОсновная группа через 10 дней
ТрипсинУвеличение 
в 2,6 раза
Снижение
в 1,5 раза
Снижение
в 2 раза
ЭластазаУвеличение 
в  10 раз
Снижение
в 1,6 раза
Снижение
в 2,3 раза
АнтитрипсинСнижение
в 4 раза
Увеличение
в 1,5 раза
Увеличение
в 5 раз

Протеолиз или деградация белка под действием протеолитических ферментов является сложнейшей системой, отвечающей за адаптацию и выживание организма в любых условиях. Трипсин — это пусковой фермент, начинающий пищеварительный каскад и уничтожение аномальных, мутировавших и устаревших белков. Эластаза — самый деструктивный и агрессивный энзим организма, расщепляющий эластиновые и коллагеновыс волокна, белки плазмы крови, иммуноглобулины, фибриноген, гормоны. Для защиты от активных протеиназ в организме существует мощный пул ингибиторов протеолиза. Наиболее значимым является аг антитрипсин, обеспечивающий 80% антипротеазной активности сыворотки

Исследования, проведённые в отделении термической травмы совместно с кафедрой лабораторной диагностики ПИМУ(К.Н.Конторщикова и соавт. 2003) показали, что у пациентов активность трипсина на 3-5 сутки после термической травмы была повышена в 2,6 раза по сравнению с нормой. Эластаза, как самый разрушительный фермент, активизировалась в 10 раз. В то же время активность основного ингибитора протеолиза а1-антитрипсина снижена в 4 раза. Это свидетельствует о значительном дисбалансе в протеолитичсской системе организма.

Через 10 дней у пациентов контрольной группы активность трипсина снизилась только в 1,5 раза, эластазы в 1,6 раза. Активность а1-антитрипсина возросла в 1,5 раза. У больных, которым проводилась большая ауто-гемотерапия с озоном, наблюдались следующие изменения в системе протеолиза: активность протеиназ снизилась более значительно чем в контрольной группе, а именно, трипсин в 2 раза, эластаза в 2,3 раза.

Особенно важно отметить, что активность а1-антитрипсина увеличилась в 5 раз, что в 1,5 раза выше нормальных показателей (табл. 9).

Таким образом, применение озона в лечении обожженных больных способствует повышению уровня ингибиторов и, соответственно, снижению активности протеолиза, следует подчеркнуть, что определение активности протеолитических ферментов можно использовать как высокочувствительный индикатор эффективности и безопасности применения озонированных растворов.

Исследование системной и центральной гемодинамики на фоне парентеральной озонотерапии свидетельствовало о её положительном влиянии на метаболический статус миокарда, восстановление его функциональных возможностей. Наиболее характерным была динамика изменений частоты сердечных сокращений и сердечного выброса: по сравнению с контрольной группой пациентов рост ударного объёма сердца был более выраженным при меньшей частоте сердечных сокращений (рис. 6, 7).

Рис. 6. Динамика показателей центрального и периферического кровообращения
Рис. 7. Динамика показателей микроциркуляции на фоне озонотерапии

Проанализирована динамика параметров капиллярного кровотока перифокальной зоны ожоговых ран после сеансов и курсов системной озонотерапии

Исследуемые области, расположенные на расстоянии 1см от края ран, определены нами как основные, а неповрежденные участки кожи на проксимальных сегментах конечностей – как контрольные. Определяли средние величины показателя микроциркуляции.

Абсолютное значение разности показателей этих областей рассматривалось как градиент соответствующего показателя микроциркуляции (ПМ).

Проведенные исследования методом ЛДФ показали, что изменения капиллярного кровотока в целом отражали известные закономерности течения раневого процесса. Полученные нами с помощью метода ЛДФ данные о состоянии капиллярного кровообращения свидетельствовали о том, что сразу после сеанса системной озонотерапии отмечается улучшение перфузии околораневой зоны. Это выражалось в более значимом увеличении показателя микроциркуляции в опытной зоне по сравнению с контрольным участком. При этом активные механизмы регуляции кровотока преобладают над пассивными. В следующие сутки и на протяжении всего раннего периода значения параметров микроциркуляции на неповрежденной коже мало изменялись, тогда как в околораневой зоне отмечалось целенаправленное восстановление перфузии тканей на микроциркуляторном уровне. Это можно обьяснить значимой модуляцией высвобождения и синтеза биологически активных веществ, регулирующих систему микроциркуляции на фоне системной озонотерапии. Улучшение тканевого кровотока напрямую коррелировало со стимуляцией репаративных процессов, эпителизацией, восстановлением кожного покрова (таблица 10)

Таблица 10. Динамика средних значений ПМ (в перфузионных единицах) в зависимости от сроков лечения

 Перед курсом системной озонотера-пиипервые сутки после травмы (начало системной озонотера-пии)третьи сутки после травмы+ системная озонотера-пия5-7 сутки после травмы+ системная озонотера-пия12-14 сутки после травмы+ системная озонотера- пия
Опытные участки ран (1 см от края раны)  26,53±2,38  32,52±1,3834,25±3,1838,42±2,2344,98±3,28
Контрольные участки38,95±2,4   р>0,0541,21±3,38   р<0,0540,95±2,16   р<0,0539,52±2,21   р=0,0542,23±3,24   р=0,05
Рис. 8. Результаты исследований белков крови

Подобное восстановление периферического кровообращения и микроциркуляции было характерно в целом для всего организма, что играет существенную роль в обеспечении компенсаторно-приспособительных реакций организма при ожоговой болезни.

Одним из доказательств позитивного воздействия системной озонотерапии в раннем периоде ожоговой болезни была динамика восстановления протеома. Белковый потенциал под влиянием парентеральной озонотерапии восстанавливался сравнительно эффективнее, чем при стандартной комплексной терапии (рис. 8).

После парентеральной озонотерапии у значительной части больных улучшалось общее самочувствие, проявляющееся в повышении общего самочувствия, улучшения аппетита, повышения работоспособности. При динамическом наблюдении у больных снижаются явления интоксикации, уменьшался болевой синдром, нормализовалась температурная реакция организма. Таким образом был получен положительный клинический эффект при использовании озонотерапии в комплексном лечении ожоговой болезни.

С клинической точки зрения, метод является эффективным и в экономическом плане, так как позволяет уменьшить затраты на лечение путём снижения лекарственной нагрузки на пациента.

Список литературы

  1. Конторщикова К.Н., Перетягин С.П., Кузьмина Е.И. Способ определения антиокислительной активности химических соединений. Патент на изобретение SU 1513405.
  2. Кузьмина Е.И., Перетягин С.П., Евстигнеев С.В. и соавт. Определение антиоксидантного потенциала в плазме крови ожоговых больных. Пособие для врачей. Н.Новгород, 2000. — 11 с.
  3. Конторщикова К.Н., Перетягин С.П., Ефременко Ю.Р., Костина О.В., Козина А.В. Влияние озона на протеолитическую активность у больных  с ожоговой травмой // Нижегородский медирцинский журнал, 2003. Материалы  V Всероссийской научно-практической конференции «Озон в биологии и медицине». – С. 224.
  4. Журавлёв А.И., Зубкова С.М. Антиоксиданты. Свободно-радикальная патология. 2008. — 269 с.
  5. Алехина С.П., Щербатюк Т.Г. Озонотерапия. Клинические и экспериментальные аспекты. Н.Новгород, 2003. – 239 с.
  6. Змызгова А.В., Максимов В.А. Клинические аспекты озонотерапии. Москва, 2003. — 287 с.
  7. Крупаткин А.И., Сидоров В.В. Лазерная допплеровская флоуметрия микроциркуляции крови. Руководство для врачей. М. «Медицина», 2005. – 254 с.
  8. Масленников О.В., Конторщикова К.Н. Озонотерапия: Руководство для врачей. Н.Новгород, 2008. – 342 с.
  9. Риллинг З., Фибан Р. Практика озоно-кислородной терапии. Изд-во мед. литературы. д-ра Э. Фишера, 1997. – 152 с.
  10. Renate Vieban. Ozon-Sauerstoff-Therapie Haug, 2007. — 106 р.

К ВОПРОСУ О НАРУЖНОМ ПРИМЕНЕНИИ КИСЛОРОДНО-ОЗОНОВОЙ ГАЗОВОЙ СМЕСИ ПРИ ЛЕЧЕНИИ ГНОЙНЫХ РАН

А.А. Стручков

ФГБОУ ВО «Приволжский исследовательский медицинский университет» Минздрава России, Нижний Новгород, Россия

Ассоциация российских озонотерапевтов, Нижний Новгород, Россия

Abstract

The effect of the oxygen-ozone gas mixture on the microflora of wounds in patients with thermal injury was studied. It has been established that ozone irrigation leads to a rapid decrease in the amount of flora in the wound discharge and a decrease in its resistance to antibiotics.

Key words: ozone, wounds, skin, inflammation, regeneration, bactericide effect

Изучено влияние кислородо-озоновой газовой смеси на микрофлору ран у больных с термической травмой. Установлено, что орошение озоном приводит к быстрому уменьшению количества флоры в раневом отделяемом и снижению её устойчивости к антибиотикам.

Ключевые слова: озонотерапия, раны, кожа, воспаление, микрофлора, заживление, бактерицидный эффект

Кислородо-озоновая газовая смесь обладает достаточно мощным бактерицидным, фунгицидным и вирицидным эффектом. Первичной мишенью озона являются мембраны клеток. Озон-индуцированная модификация внутриклеточного содержимого (окисление цитоплазматических белков, нарушение функций органелл), вероятно, опосредована действием вторичных окислителей — продуктов озонолиза мембранных липидов. Непосредственной причиной гибели бактерий при действии озона являются локальные повреждения плазматической мембраны. Прямое действие озона проявляется при наружном применении. При этом в отличие от многих известных антисептиков озон не повреждает ткани человека в связи с тем, что в противоположность микроорганизмам многоклеточный организм человека обладает мощной антиоксидантной системой защиты.

По данным микробиологических исследований озон способен эффективно воздействовать на все известные виды грамм- положительных и грамм- отрицательных бактерий, на все липо- и гидрофильные вирусы, в том числе вирусы гепатита А, В, С, споры и вегетативные формы всех известных патогенных грибов и простейших [3]. По свидетельству ряда авторов озон в концентрациях от 1 до 5 мг/л приводит к гибели 99,9% E.coli, Streptococcus faecalis, Mycobacterium tuberculosum, Сryptosporidium parvum, Varavium и др. в течении 4-20 минут. При концентрации 0,1 мг/л даже для уничтожения весьма стойких спор Penicilium notatum требуется 15–20 минут. Некоторые авторы описывают бактерицидное действие озона на бактериальные пленки [4].

Один из основных методов работы с повреждениями кожи — наружная газация кислородно-озоновой газовой смесью. Процедура проводится с использованием специальных камер, изготовленных из озоностойких материалов. Схема проведения процедуры приведена на рис.1 и фото 1.

Рис. 1. Схема проведения процедуры орошения ОКГС
Фото 1. Пример практического применения ОКГС для лечения ожоговых ран конечности

Бактерицидное действие озона проявляется только во влажной среде, поэтому перед выполнением процедуры поверхность проблемного участка увлажняют водой или физиологическим раствором. Камеру заполняют кислородно-озоновой газовой смесью, после чего отработанная смесь поступает в деструктор. Длительность процедуры — от 15 до 30 минут. После окончания процедуры пластиковую камеру продувают в течение 5–10 мин кислородом, чтобы утилизировать остатки озона в деструкторе, затем снимают камеру.

При изучении литературных источников можно заметить очень большой разброс в рекомендаци-ях. Зарубежные авторы традиционно используют более высокие концентрации озона, к примеру, в Мадридской Декларации (2020) [14] рекомендуемые концентрации малые 20-30мг/л, средние 40-50мг/л, высокие 60-80мг/л., экспозиция 20–30  минут. В отечественных источниках нет единства, причем даже в рекомендациях одного и того же автора, диапазон концентраций может быть очень широк. Например, А.В. Змызгова (2003), рекомендует для наружного орошения применять кислородо-озоновую смесь с концентрацией 10-80 мг/л экспозицией от 3 до 20 минут [6], Е.И. Назаров и С.В. Якимов (2016) применяют высокие концентрации в сочетании с очень короткой экспозицией (80 мг/л, 2-3 мин) [5]. Одни исследователи советуют выполнять процедуры 2–3 раза в неделю, другие — до 2–3 раз в день, причем обычно не указывают критерии выбора основных параметров.

Некоторые авторы дают более подробные советы по выполнению методики [2], вполне обоснованно указывая на необходимость индивидуального подбора концентраций с учетом переносимости (высокими считают концентрации 10–40 мг/л. низкими- 0,8- 2мг/л). Длительность газации — от 10–20 до 40 минут.

Всё это вызывает нешуточные затруднения в выборе параметров процедуры у малоопытных озо-нотерапевтов.

Именно эта ситуация неопределенности побудила нас провести собственные исследования с применением кислородо-озоновой смеси достаточно низких концентраций для определения эффективности данной методики.

Материал и методы исследования

Изучение клинической эффективности орошений кислородно-озоновой газовой смесью проводили в группе больных с термическими ожогами I-II степени по МКБ-10 на площади 5-15% поверхности тела (60 пациентов). Местное лечение больных осуществляли ежедневно. После туалета ран и увлажнения поверхности физиологическим раствором проводили процедуру путем проточного орошения со скоростью газопотока 1л/мин кислородно-озоновой газовой смесью в пластиковом контейнере из озоностойкого материала. Концентрация озона в газовой смеси в первые 5 сут. составляла 5 мг/л, экспозиция 25 минут. Озонотерапия в этом периоде была ориентирована в основном на бактерицидный эффект и борьбу с перифокальным воспалением. Затем, после уменьшения количества раневого отделяемого, проводилось орошение смесью с концентрацией озона 2- 3 мг/л, экспозицией 20 мин. В этот период озонотерапия была направлена на сдерживание развития микрофлоры (бактеристатический эффект) и стимуляцию репаративных процессов. Сравнение проводили с аналогичными по глубине поражения участками ран на других частях тела, для лечения которых применяли повязки с левомеколем. Оценку болевых ощущений проводили с использованием визуально-аналоговой шкалы (ВАШ). Исследовали раневое отделяемое с определением вида микрофлоры, количества и устойчивости к основным группам антибиотиков перед началом лечения, на 3, 7, 10, 14 и 21 день.

Результаты исследования

Проведение процедур не сопровождалось нежелательными последствиями. Не отмечено аллергических реакций, болевые ощущения оценивались как умеренные с тенденцией к быстрому уменьшению болей.

В первые сутки после поступления при бактериологическом исследовании раневого отделяемого у больных в основном выделены патогенные стафилококки и кишечная палочка. Частота их высеваемости (обнаружения) составила 63,05%, и 17,95% соответственно.

Данные о количественном содержании гноеродных микроорганизмов в пересчете на 1 кв. см поверхности раны у больных основной и контрольной групп в процессе лечения представлены в таблице 1.

Таблица 1. Изменение количества микроорганизмов в процессе лечения орошением О23 смесью. Условное обозначение: * — различия достоверны по отношению к показателям контрольных ран (р<0.05).

Как следует из представленных в таблице данных, после начала озонотерапии на опытных участках ран происходило достоверное снижение количества микроорганизмов в пересчете на 1см2 раневой поверхности. Так, уже на 7-е сутки лечения произошло сокращение числа микроорганизмов с 1,4-1,5х107 до 6,4-6,5х104, в то время как на контрольных участках произошло уменьшение количества микроорганизмов в пересчете на единицу площади раневой поверхности всего в 2,06 раза. На 14-е сутки на участках, обработанных озоном число микроорганизмов, приходящееся на 1 кв. см раневой поверхности снизилось, по сравнению с первыми сутками лечения уже на три порядка, а на 21-е сутки на тех же участках на 1 кв. см площади раневой поверхности приходились лишь единицы колоний микроорганизмов, в то время, как на контрольных участках ран, в среднем 2,9-3,0х103 колоний. Кроме того, уже на 3 сутки после начала озонотерапии, было отмечено повышение чувствительности высеваемых микроорганизмов к большинству антибактериальных препаратов.

Для наглядной демонстрации антибактериальной эффективности проведено бактериологического исследование роста микрофдлоры раневого отделяемого раны до и после проведения проточного орошения озоном. Результат представлен на рис. 2.

Рис. 2. Сравнение результатов посева раневого отделяемого до и после озонотерапии

Заключение

Считаем, что назрела необходимость широкого аргументированного обсуждения вопроса об оптимальных концентрациях и экспозициях для каждой методики озонотерапии с последующей публикацией детальных объективных данных, и подготовки клинических рекомендаций. На данный момент отсутствие такого документа существенно затрудняет и осложняет повседневную работу практикующих озонотерапевтов.

Список литературы

  1. Алекберов Д.Г., Потанин В.П., Белопухов В.М. Биологические механизмы озонотерапии и эффективность ее применения в медицине // Пермский медицинский журнал. — 2007. — Т. XXIV, №4. — С. 138-141.
  2. Алехина С.П., Щербатюк Т.Г. Озонотерапия: клинические и экспериментальные аспекты. Н.Новгород: Литера, 2003.
  3. Биткина О.А. Научное обоснование применения медицинской озоно-кислородной смеси для лечения розовых и вульгарных угрей на основе динамики показателей перекисного окисления липидов, антиоксидантной защиты и окислительной модификации протеинов. Автореферат докт. мед. наук. Москва, 2010.
  4. Бояринов Г.А., Бояринова Л.В., Гордецов А.С., Медведев А.П. Можно ли лечить озоном биопленочные бактериальные инфекции?// Биорадикалы и антиоксиданты. — 2018. — Т. 5, №3. — С. 162-173.
  5. Назаров Е.И., Якимов С.В. Медицинские газы. Различия и единство терапевтического действия озона, ксенона и водорода. Одесса, 2016
  6. Клинические аспекты озонотерапии / А.В. Змызгова, В.А. Максимов. – М.: НПЦ Озонотерапии, 2003.
  7. Методики озонотерапии (методические рекомендации). Харьков, 2000
  8. Применение кислородно-озоновой смеси в дерматологии и косметологии. Методические рекомендации. Москва, 2012.
  9. Озонотерапия боевой хирургической травмы. Методические рекомендации. Нижний Новгород, 2002.
  10. Озонотерапия в условиях дорожной больницы. Методические рекомендации. Нижний Новгород, 2000.
  11. Павлов Д.С.Озонотерапия в клинической практике // Физиотерапия, бальнеология, реабилитация. — 2003. — N4. — С. 49-54.
  12. Стручков А.А. Применение озона при местном лечении ожоговых ран. Автореферат диссертации канд. мед. наук. Нижний Новгород, 2007.
  13. Хуранов А.А. Озонотерапия в гнойной хирургии // Успехи современного естествознания. — 2004. — №3. — С. 42-43.
  14. Мадридская декларация по озонотерапии. (3-е издание), Официальный документ ISCO3. 14 мая 2020. Avenida Juan Andrés 60, local 1 bajo, 28035, Мадрид (Испания). ISBN: 978-84-09-19932-7, Обязательный депозит: M-11427-2020. https://isco3.org/madrid-declaration-on-ozone-therapy-3rd-edition-isco3/

Серов В.Н. Методы системного применения озона в медицинской практике. Методическое руководство / В.Н. Серов, Т.А. Федорова, С.П. Перетягин, Г.А. Бояринов, А.В. Пырегов, Р.Г. Шмаков, О.В. Рогачевский, А.А. Стручков, Э.М.  Бакуридзе, Е.В. Стрельникова, Т.С. Качалина, К.Н. Конторщикова, В.А. Максимов, Г.О. Гречканев, С.А. Котов, О.А. Биткина, Ю.С. Винник, С.В. Якимов, А.Ю. Яковлев, И.В. Кошелева, Н.Н. Миронов, Е.Л. Бойко, А.В. Сумбаев, А.Г. Соловьева, А.К. Мартусевич, С.М. Бернштейн, П.А. Мухин, А.Н. Тармосина, М.В. Стрелкова // Москва, Нижний Новгород. 2022. – 67 с.

Аннотация

Озонотерапия — это дополнительное медицинское лечение, при котором используется кислородо-озоновая смесь в качестве терапевтического средства в лечении широкого спектра заболеваний (Мадридская декларация 2010, 2015, 2020г.). Из методов системного воздействия озоном применяются внутривенные инфузии озонированного физиологического раствора, питьё озонированной воды, ректальные инсуффляции газовой кислородозоновой смеси, малая аутогемоозонотерапия, озонорефлексотерапия. В мировой медицинской практике широко используется метод большой аутогемоозонотерапии. Прерогативой отечественной медицины являются методы внутривенных инфузий озонированного физиологического раствора и метод обработки озоном больших объёмов крови пациента во время искусственного кровообращения. Метод комплексного использования медицинского озона в системе реабилитационных и лечебных мероприятий позволяет уменьшить медикаментозную нагрузку, сократить сроки пребывания больных в стационаре и снизить частоту гнойно-септических осложнений. Эффективность метода достигается благодаря антибактериальному, противовирусному, фунгицидному, антистрессовому, анальгезирующему, иммуномодулирующему и реокорригирующему действию озона.

Представленное методическое руководство предназначено для врачей хирургов, акушеров-гинекологов, трансфузиологов, травматологов, реаниматологов, эфферентологов, терапевтов, неврологов, дерматологов, врачей общей практики, инфекционистов, хирургов, косметологов и врачей других специальностей, использующих озонотерапию в качестве дополнительного метода лечения в клинической практике в амбулаторно-поликлинической помощи и в условиях стационара.

Утверждено:

на Президиуме Российского Общества акушеров-гинекологов (октябрь 2021 г); Научно-техническим советом Ассоциации российских озонотерапевтов и общим голосованием на ХII Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Озон, активные формы кислорода, оксида азота и высокоинтенсивные физические факторы в биологии и медицине» (Н. Новгород, 2021 г.).

По предложенным методикам озонотерапии в акушерстве и гинекологии, травматологии и ортопедии получены следующие авторские свидетельства и патенты:

1. Способ профилактики воспалительных осложнений после искусственного прерывания беременности в I триместре.

Патент № 2193408 от 27.11.2002 г.

2. «Способ реабилитации пациенток с трубно-перитонеальным бесплодием после эндоскопических реконструктивно-пластических операций»

Патент № 2217084 от 27.11.2003 г.

3. «Способ профилактики гнойно-септических осложнений у родильниц после кесарева сечения» Патент № 2234925 от 27.08.2004 г.

4. Способ оксигенации консервированной крови.

Автор. свид. № 1319345 СССР. Опубл. в Б.И. 1986, 3

5. Способ определения антиокислительной активности химических соединений. Автор. свид. № 1513405 СССР. Опубл. в Б.И. 1989

6. Способ активации систем антиоксидантной защиты организма.

Автор. свид. № 2020945. опубл. 15.10.1994, Бюл. № 19

7. Способ озонирования физиологического раствора.

Пат. 2289413, Россия, МКИ А 61 К 33/40.

8. Способ оценки антибактериального действия озонированного физиологического раствора (ОФР).

Пат. 2289812 Россия, МКИ G01 N 33/48/ Опубл. 20.12.06, Бюл. № 35

9. Способ оценки эффективности озонотерапии в коррекции ишемических нарушений в лоскутах на питающей ножке.

Пат. 2267290 Россия, МКИ А 61 В 5/01 Опубл. 10.01.06, Бюл. № 01

10. Способ профилактики и лечения стресс-повреждений желудочно-кишечного тракта у больных в критических состояниях.

Пат. 2 290913, Россия, МКИ А 61 Н 7/00/ Опубл. 10.01.06, Бюл. №1

11. Способ стимуляции выработки простагландинов в организме.

Пат. 2307658 МКИ А61К, А61М, А61Р. Опубл.10.10.2007 Бюл. № 28

12. Способ оценки эффективности озонотерапии в коррекции ишемических нарушений в свободных кожных трансплантатах.

Пат. 2339301, Россия, МКИ А 61 В 5/01./ Опубл. 27.11.08, Бюл. № 33

13. Система для проточного озонирования.

Патент 89821. Опубл. 20.12.09, Бюл. №35

14 Способ подготовки кожных трансплантатов и закрываемой раневой поверхности при выполнении свободной кожной пластики.

Пат. 2 344 773, Россия, МКИ А 61 В 17/322. П.; Опубл. 27.01.09, Бюл. № 3

15 Средство для функциональной пробы при тепловизионном обследовании и способ его применения.

Пат. 2 369 321, Россия, МКИ А 61 В 5/01. Опубл. 10.10.09, Бюл. № 28

16. Способ подготовки донорских участков при выполнении кожной пластики. Пат. 2392885 Россия МКИ А61В 17/322 /; Опубл. 27.06.2010

17. Способ подготовки трансплантата для свободной аутодермопластики ожоговой раны. Патент RU(11) 2 466 714(13) C1 // Опубликовано: 20.11.2012

Масштаб использования: стационары и поликлиники, имеющие в своем составе рабочие места, кабинеты и отделения озонотерапии, оснащённые сертифицированным озонаторным оборудованием

Список сокращений

АФК — активные формы кислорода

БАГОТ — большая аутогемотерапия

ВАШ – визуально-аналоговая шкала

ВИЧ – вирус иммунодефицита человека

ВОЗ – всемирная организация здравоохранения

ЗНО – злокачественные новообразования

КТ — компьютерная томография

М.т. — масса тела

МАГОТ — малая аутогемотерапия

МГО — медицинский генератор озона

Мкг/л — микрограмм/литр концентрации озона

О3/O2 — медицинский озон

ОТ — озонотерапия

ОФР — озонированный физиологический раствор

ОЦК — объем циркулирующей крови

ПЧ (PV) — пероксидное число

РИO3 — ректальная инсуффляция озона

СПИД — синдром приобретенного иммунодефицита

ТЭЛА — тромбоэмболия легочной артерии

УФО — ультрафиолетовое облучение

ХОБЛ — хроническое обструктивное заболевание легких

ЦНС – центральная нервная система

GRADE — система критериев качества и ценности клинической информации

IMEOF — Международная ассоциация по озону

ВВЕДЕНИЕ

Возрастающий интерес научной общественности к медицинскому озону заставляет более тщательно относиться к разработке методов его применения, индивидуализации назначения и оценке его эффективности. Одним из наиболее перспективных вариантов использования озона в медицинской практике является системная озонотерапия, включающая парентеральные способы введения озона в организм пациента, сочетающая многофакторные механизмы лечебного действия и многочисленные позитивные эффекты [1, 7, 8,  19, 22, 27, 30, 44, 57,  74, 80, 82, 92, 93].

В ФГБУ «Научный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. Акад. В.И. Кулакова» г. Москва; ФБГУ ВО «Приволжский исследовательский медицинский университет» в отделении термической травмы г. Н.Новгород; в ФГБОУ ВО Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого МЗ РФ; в НИИ материнства и детства им. В.Н. Городкова МЗ РФ, г.Иваново, в областном центре озонотерапии клинической больницы им. Н.А. Семашко, г. Н. Новгород; Тульской областной клинической больнице, г. Тула; Саратовской областной клинической больнице, г. Саратов; Санатории «Ревиталь», Московская обл. г. Балашиха в течение длительного времени проводится разработка и использование технологий системной озонотерапии, эффективность которой подтверждается многочисленными клиническими наблюдениями [2, 9, 11, 13, 26, 30, 64, 72, 93, 94, 98, 102,105].

Так, в комплексном лечении ожоговой болезни методы системной озонотерапии использованы более чем у 1200 пациентов. Изучены основные механизмы развития лечебного действия медицинского озона при его генерализованном воздействии на организм человека [44]. На клинических базах медицинских учреждений разных регионов страны накоплен значительный опыт системного применения озона у пациентов различного профиля (акушерско-гинекологического; ревматологического, хирургического, терапевтического, неврологического, и др. [5, 10, 16, 17, 23, 26, 29, 35, 37, 48, 49, 51, 52, 53, 59, 61, 67].

Широкое применение медицинский озон нашел в акушерско-гинекологической практике при лечении воспалительных заболеваний органов малого таза, шейки матки, в реабилитации после реконструктивно- пластических операций, кесарева сечения, преэклампсии, невынашивании беременности, при плацентарной недостаточности, в лечении анемии у беременных в сочетании с препаратами железа. Применение озонотерапии в акушерстве и гинекологии позволяет существенно улучшить течение послеоперационного периода, стабилизировать благоприятные адаптационные реакции, быстрее нормализировать функции основных систем организма, восстановить репродуктивную функцию у значительного числа пациенток с бесплодием. Данные методы следует рассматривать как наиболее эффективные в реабилитации репродуктивной функции у женщин после эндоскопической коррекции органов малого таза. Озонотерапия является медико-социальной эффективной методикой, так как способствует снижению медикаментозной нагрузки, количества дней пребывания в стационаре и частоты обострения заболеваний [33, 36,41, 42, 43, 68, 69].

ПОКАЗАНИЯ И ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ

Показания для озонотерапии достаточно широки, представлены в приложении 1 и в Мадридской декларации с уровнем доказательности методики [86].

Основными показаниями являются

1.                     Тканевая гипоксия, нарушения артериального и венозного кровообращения с образованием трофических язв и пролежней пролежни для ускорения заживления ран.

2.                     Окклюзивные (облитерирующие) заболевания периферических артерий; варикозное расширение вен с венозной недостаточностью.

3.                     Заболевания, осложненные воспалительными процессами и сопровождающихся болями: заболевания суставов и позвоночника; наличие грыж и протрузий межпозвоночных дисков

4.                     Заболевания желудочно-кишечного тракта: язвенная болезнь, гастродуоденит, хронические гастриты; хронические гепатиты, холециститы.

5.                     Заболевания легких: ХОБЛ, бронхиальная астма, хронический бронхит; туберкулез легких.

6.                     Хирургические заболевания: перитонит, острый и хронический панкреатит, острый тромбофлебит, ПТФС; термические поражения (ожоги, обморожения); повреждения костно-суставного и связочного аппарата (травмы);остеомиелит, спаечный процесс; рожистое воспаление.

7.                     Вирусные и прочие инфекционные заболевания: острый и хронический вирусный гепатит (А, В, С, D); опоясывающий лишай, урогенитальные инфекции; инфекции, вызванные вирусом папилломы; рецидивирующие заболевания органов дыхания, которые обусловлены снижением интерферона или нарушением иммунного гомеостаза; респираторные вирусные инфекции; грибковые инфекции; заболевания, передающиеся половым путем (ЗППП), туберкулез различной локализации; синдром хронической усталости.

8.                     Гинекологические заболевания: острый, подострый, и хронический в стадии обострения сальпингоофорит; пельвиоперитонит; острый эндометрит и эндомиометрит; эрозии шейки матки; крауроз вульвы; воспалительные заболевания гениталий; бактериальный вагиноз, кольпит; дистрофические процессы вульвы; послеоперационные осложнения (нагноения и т.п.) профилактика и реабилитация больных; бесплодие и восстановление репродуктивной системы; генитальный герпес; кондиломы вульвы; кандидоз гениталий; инфекции, передающиеся половым путем.

9.                     Акушерство: внутриутробная гипоксия плода; фетоплацентарная недостаточность; ранние и поздние токсикозы беременных; невынашивание беременности; анемии беременных; риск внутриутробного инфицирования плода; неиммунная водянка плода инфекционного генеза; синдром задержки роста плода; реабилитация рожениц после операции кесарева сечения и профилактика возможных осложнений.

10.                Заболевания мочевыделительной системы: цистит; гломерулонефрит, острый и хронический; уретрит; пиелонефрит, острый и хронический; бактериурия.

11.                Заболевания обмена веществ: сахарный диабет; подагра; ожирение; целлюлит; липодистрофия.

12.                Дерматовенерология и косметология: возрастные изменения кожи лица и шеи; мимические морщины; локальные жировые отложения; отечно-фибросклеротическая панникулопатия (целлюлит); послеоперационные состояния (рубцы, инфильтрация тканей); телеангиоэктазии; стрии; очаговая аллопеция; демодекоз; угревая болезнь, пиодермии, фурункулез; зудящие дерматозы: экзема, нейродермит, крапивница и др.; вирусные заболевания: герпетические поражения кожи и слизистых, остроконечные кондиломы, бородавки; язвенные поражения кожи различной этиологии: язвенные формы ангиитов кожи, трофические язвы; псориаз, красный плоский лишай; грибковые заболевания: онихомикозы, отрубевидный лишай, микроспория, трихофития, кандидоз; венерические заболевания (сифилис, гонорея и др.) в качестве иммуномодулирующего средства.

13.                Неврология: менингит; арахноидит; неврологические проявления остеохондроза позвоночника, компрессионно-ишемические нейропатии; вегетососудистая дистония; дисцикуляторная энцефалопатия и др. цереброваскулярная патология; мигрень.

14.                Клинические проявления иммунодефицита.

15.                 Профилактика и лечение профессиональных заболеваний в условиях поликлиник и курортов.

16.                 Лечение и профилактика заболеваний у ликвидаторов Чернобыльской аварии и в условиях чрезвычайных ситуаций (медицина катастроф).

17.                Заболевания ЛОР-органов: синуситы, ларингиты, фарингиты, тонзиллиты, нейросенсорная тугоухость, отиты, гаймориты.

18.                Стоматология: гингивит, пародонтит, пародонтоз, кариес, язвы, герпес, отбеливание зубов.

19.                 Офтальмология: снижение остроты зрения, хориоретинальные изменения.

Противопоказания (по материалам Мадридской декларации ISCO3 [86]:

1. Дефицит глюкоза-6-фосфатдегидрогеназы (фавизм, острая гемолитическая анемия).

2. Токсический гипертиреоз – Базедова болезнь, синдром Грейвса.

3. Тромбоцитопения менее 50.000 и серьезные нарушения свертываемости крови.

4. Тяжелая сердечно-сосудистая нестабильность.

5. Острая алкогольная интоксикация.

6. Острый инфаркт миокарда.

7. Массивное и острое кровоизлияние, кровотечение.

8. Во время судорожных состояний.

9. Гемохроматоз.

10. Пациенты, получающие лечение медью или железом внутривенно.

С осторожностью следует назначать системную озонотерапию при исходно низких резервах антиоксидантной системы (верифицированных на основании биохемилюминометрических исследований, изучения активности соответствующих ферментов – супероксиддисмутазы, каталазы, глутатионпероксидазы, глутатионредуктазы и т.д.), а также при обширных перевязках и оперативных вмешательствах с риском значительных кровотечений.

В этих случаях системную озонотерапию за 1–2 дня до операции прекращают, при сниженных показателях антиоксидантной защиты необходимым является назначение экзогенных антиоксидантов.

МАТЕРИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЕТОДА

НаименованиеОрганизация (предприятие) производительРегистрационный №
Аппарат озонотерапии «Медозонс-Бьюти»;ООО «НПП ЭЛЕКТРОГИДРОСИСТЕМЫ», Россия. (Арзамас)Регистрационное удостоверение № РЗН 2018/7050
Установка озонотерапевтическая автоматическая с деструктором озона УОТА-60-01-«Медозон»ООО фирма «МЕДОЗОН», Москва, Регистрационное удостоверение № ФСР 2011/11135 
Синтезатор озона «А-с-ГОКСФ-5-03-ОЗОН»ОАО «ЛЕПСЕ» г.КировМКВИ. 941714.007 ТУ
Медицинский кислород ГОСТ 5583-78
Контейнер полимерный однокамерный для крови без раствора гемоконсерванта «Синтез»ОАО «Акционерное Курганское общество медицинских препаратов и изделий «Синтез»ТУ 9398-124-00480201-2013
Измеритель концентрации озона в жидкостиМедозон 254/5ООО Медозон, МоскваТУ 4215-005-1141871-2002.№43416-09. в Госреестре средств измерений
Анализатор лазерный микроциркуляции крови компьютеризированный ЛАКК-02ООО Научно-производственное предприятие «ЛАЗМА», МоскваОКПО 1322373РУ № 29/03020703/5555-03 от 11.09.2003
Анализатор кинетик биохемилюминисценции«АК_БХЛ» 010ООО «ВИП Технология»г.Н.НовгородТУ 9443-001-57184994-2014

ТЕХНОЛОГИИ СИСТЕМНОЙ ОЗОНОТЕРАПИИ

Внутривенное введение насыщенного озоном 0,9% раствора хлорида натрия (ОФР)

В технологии парентерального введения озонированного физиологического раствора методологически заложен более длительный непосредственный контакт озона с внутренней средой пациента, чем при методе большой аутогемотерапии с озоном. Это позволяет достичь выраженных положительных лечебных эффектов при разных патологических процессах малыми концентрациями и дозами озона. Данный метод значительно расширяет диапазон терапевтического воздействия озона. Он обоснован фундаментальными биохимическими, иммунологическими, морфологическими и физиологическими исследованиями и подтвержден клинически.

При внутривенном введении озонированного физиологического раствора (ОФР) обеспечивается длительное (на протяжении всей инфузии) взаимодействие озона с биоорганическими субстратами крови. Благодаря большему, чем у кислорода окислительно-восстановительному потенциалу озона (в результате его первичных химических реакций с биоорганическими субстратами крови), активируются и интенсифицируются процессы метаболизма, образуются соединения, содержащие активные формы кислорода и более длительно циркулирующие в крови соединения (озониды), что поддерживает интенсивность окислительно-восстановительных процессов непосредственно в крови. Этим также моделируется окислительная детоксикация непосредственно в сосудистом русле, характерная в большей степени аналогичным процессам происходящим в печени, на тканевом уровне за счёт ферментных монооксидазных систем. С помощью постоянного достаточно длительного контакта озона с внутренней средой пациента увеличивается активность многочисленных кислородзависимых ферментных систем, поддерживаются условия для оптимизации аэробного пути получения энергии, что играет важную роль в компенсаторно-приспособительных реакциях при широком спектре патологических состояний. Внутривенное введение малых доз озона позволяет стимулировать и восполнять резервы антиоксидантной защиты организма по принципу обратной связи, оказывать иммуномодулирующее действие, оптимизировать процессы нарушенного гемостаза.

Проведенные исследования показали, что в физиологическом растворе после барботажа озоном токсических соединений не образуется [15, 20].

Технология внутривенного введения озонированного физиологического раствора (ОФР) предполагает два последовательно выполняемых действия: (проведение насыщения стандартного физиологического раствора кислородно-озоновой смесью с последующим его внутривенным введением пациенту) и может выполняться в двух вариантах.

Вариант 1. Инфузия насыщаемого озоном физиологического раствора

Для проведения процедуры используется стандартный физиологический раствор 200-400 мл в ёмкости из стекла или полистирола.

К флакону с физиологическим раствором присоединяют систему для переливания растворов (первая игла), подключают воздуховодную трассу к деструктору (вторая игла), трассу для подачи озоно-кислородной смеси определенной концентрации от озонатора (3 игла). Отсюда название — «трехигольчатая система» (рис. 1). До начала процедуры раствор озонируют 15 минут, а затем, не прекращая барботирования, вводят его внутривенно капельно пациенту в течение 30-40 минут. Озонирование прекращается, когда во флаконе останется не менее 15-20 мл инфузионного раствора.

Рис. 1. Трехигольчатая система

Примечание: игла системы для инфузии раствора во флаконе размещается на удалении от иглы, через которую подается озоно-кислородная смесь, и ниже последней.

Для приготовления ОФР используют концентрации озона в газовой кислород- озоновой смеси от аппарата озонотерапии в диапазоне от 0,5 до 10 мг/л. Скорость подачи газовой смеси — 0,5 — 1 л/мин.

! Важно помнить:

Растворимость озона в физиологическом растворе.

Коэффициент растворимости озона для физиологического раствора равняется 0,2. Это означает, что в 1 литре физиологического раствора при концентрации озона в газовой фазе 1000 мкг/л растворяется 200 мкг озона. Время полного насыщения озоном во флаконе объёмом 200 мл. Sol. NaCl 0,9% составляет 15 мин. Период полураспада озона во флаконе с раствором хлорида натрия после прекращения насыщения составляет 10-15 минут [47,54].

Дозы озона в 200 мл физиологического раствора при терапевтических концентрациях его в газовой фазе, представлены в таблице 1.

Необходимо помнить, что вливание озонированного раствора в периферические вены с концентрациями озона, выше указанных, может сопровождаться развитием флебита! Поэтому инфузия физиологического раствора с насыщающими концентрациями более 5000 мкг/ л (в газовой фазе) проводится только в центральные вены через катетер.

Таблица 1.

Дозы озона в 200 мл физиологического раствора в зависимости от концентрации озона в газовой фазе

Концентрация озонав газовой фазе(от озонатора) мкг/лРазовая доза озонав 200 мл физиологическогораствора (мкг)Курсовая доза озона мкг(10 процедур)Терапевтическиедозы
50020200низкие
1 00040400низкие
2 00080800низкие
3 0001201200средние
4 0001601600средние
5 0002002000высокие
10 0004004000высокие

Вариант 2

Пациенту внутривенно капельно вводится предварительно приготовленный озонированный физиологический раствор. При проведении процедуры с прекращением барботирования на время внутривенного введения раствора нужно учесть, что период полураспада озона в среднем составляет 10–15 минут, поэтому при насыщении газом концентрацию озона в газовой фазе необходимо увеличить в 2–2,5 раза по сравнению с рекомендуемой для первого способа инфузии. Время предварительного барботажа инфузионного раствора 15–20 минут. Вливание озонированного раствора пациенту необходимо проводить сразу после его насыщения озоном. Скорость инфузии желательно увеличить.

Для приготовления ОФР используют концентрации озона в газовой фазе в диапазоне от 0,5 до 10 мг/л. Скорость подачи газовой смеси 0,5–1 л/мин. Проведенные исследования показали, что в физиологическом растворе после барботажа озоном примеси не образуются.

Методики использования ОФР и БАГОТ в технологиях эфферентной медицины

У пациентов с хронической почечной недостаточностью при проведении сеансов гемодиализа внутривенные инфузии озонированного физиологического раствора применяются в качестве средства превентивной окислительной детоксикации. Пациентам перед проведением операции гемодиализа осуществляется внутривенная инфузия озонированного физиологического раствора в объёме 200-400 мл с концентрацией озона 500-600 мкг/л.

В акушерско-гинекологической практике озонированный физиологический раствор используется в качестве одного из плазмозамещающих растворов при проведении плазмафереза у пациенток акушерского и гинекологического профиля для профилактики и лечения послеродовых и послеоперационных гнойно-воспалительных осложнений, хронических воспалительных заболеваний матки и её придатков, послеоперационного пареза кишечника, преэклампсии, плацентарной недостаточности, внутриутробного инфицирования плода, при гиперкоагуляции у женщин с антифосфолипидными антителами и тромботическими осложнениями в анамнезе. При объеме физраствора 400 мл, скорость потока газа составляет 0,5-1 л/мин. и время барботажа до 15 мин. с концентрацией озона в озоно-кислородной смеси от 0,5 до 3,5 мг/л. Непосредственные методики проведения озонотерапии в акушерстве и гинекологии представлены в медицинской технологиии [63] и информационном письме «Применение медицинского озона в акушерстве, гинекологии и перинатологии» [33].

Методика проведение внутриаортальной инфузионной терапии с ОФР при перитонитах

По методике Сельдингера чрезбедренным доступом проводится катетеризация аорты рентгеноконтрастным катетером с установкой катетера на уровне Тh11, что должно подтвердится рентгенографией органов грудной клетки. Выполняется его фиксация и производится введение препаратов в аорту со скоростью до 400 мл/час. Средний суточный объём инфузии составлял 50-60 мл/кг. Средняя продолжительность проведения внутриаортальной терапии у больных составляет 10,1 суток. Приготовление ОФР, его внутриаортальная инфузия осуществляется в протоколе стандартной инфузионной терапии через инфузомат. Контроль концентрации озона в ОФР во флаконе проводится с помощью спектрофотометрического измерителя концентраций озона.

Большая аутогемотерапия с кислородно-озоновой смесью (БАГОТ)

Большая (или массивная) аутогемоозонотерапия (БАГОТ) — метод, при котором определенный объем цельной крови пациента экстракорпорально смешивается с необходимым количеством кислородо-озоновой О23 смеси. Озон, контактируя с кровью, моментально вступает в химические реакции с образованием активных функциональных групп (озонидов), которые после реинфузии пациенту могут вступать в дальнейшую реакцию с компонентами плазмы и клеток крови.

При этом методе взятый у пациента объём крови (50–150 мл) в стерильном флаконе смешивают с необходимым количеством О23 смеси с определённой концентрацией озона. Вследствие непосредственного взаимодействия озона и образовавшихся озонидов (соединений активного кислорода с липид-белковыми компонентами) с биоорганическими субстратами крови в последней образуется большое количество биологически активных веществ, которые являются мощными терапевтическими модуляторами, способствующими реактивации окислительного потенциала организма. Дозы, необходимые для выполнения процедуры, составляют от 250 мкг до 3000-4000 мкг озона [86].

Наиболее прост и доступен следующий вариант методики:

— Для БАГОТ используются стерильные стеклянные (200–400 мл) флаконы или пластиковые одноразовые контейнеры для забора крови «Компопласт», которые предварительно заполняются 50 мл раствора хлорида натрия физиологической концентрации и 5000 ед. гепарина.

— Из периферической (или центральной) вены у пациента через установленный предварительно катетер с помощью шприца и трёхходового крана дискретно (по 20 мл) забирается 100-150 мл крови и транспортируется по трассе во флакон (контейнер).

— Во флакон (или контейнер) с гепаринизированной кровью пациента с помощью шприца Жане вводят кислород-озоновую смесь в объёме 100 см3 с необходимой концентрацией озона, которую смешивают с кровью (Мадридская декларация, 2020).

— В последующем озонированную кровь возвращают с помощью системы для переливания крови со скоростью 40 капель в минуту или при помощи шприца и трёхходового крана обратно пациенту.

Данный методический приём позволяет описанную процедуру озонирования крови у конкретного пациента выполнять многократно, увеличив объём обрабатываемой аутокрови до 1,5-3 литров за одну процедуру с гораздо меньшими разовыми дозами озона при каждом пассаже обрабатываемого объёма крови. Это значимо увеличивает эффективность системного положительного влияния активных форм кислорода особенно у пациентов с выраженной степенью картины эндо- и экзотоксикоза, при генерализованной микробной и вирусной инфекции. Метод выполняется одним специалистом без использования дорогостоящей аппаратуры, что снижает степень травмирования форменных элементов крови неизбежно возникающее при аппаратных методах экстракорпорального воздействия и предрасполагающее к активации тканевых факторов свёртывания крови.

Малая аутогемотерапия с озоном (МАГОТ)

МАГОТ – иммуностимулирующий метод, определяемый как ауто-вакцинация (Мадридская декларация, 2015)

Показания:

— как аутовакцина при псориазе, дерматите, экземе, вульгарных акне, аллергиях и фурункулезе,

— как адьювантная терапия при онкологических заболеваниях или хронических истощающих заболеваниях.

Методика выполнения процедуры

— Из озонатора (или из контейнера для ОКС) набирают в шприц 25 см3 кислородо-озоновой смеси (концентрация озона 5000 или 10000 мкг/л);

— Шприцем объёмом 5 см3, промытым гепаринизированным физраствором, из вены набирают до 5 мл крови пациента;

— Набранную кровь (5 мл) из шприца вводят в шприц с газовой смесью;

— На шприц, содержащий аутокровь и газовую смесь, надевают иглу с колпачком и интенсивно встряхивают (перемешивают) кислородо-озоновую смесь с кровью до 30 сек;

— озонированную кровь вводят пациенту внутримышечно.

Ректальные инсуффляции

Ректальные инсуффляции – системный путь применения озона. Газ быстро всасывается в просвете кишечника. Компоненты первичных реакция взаимодействия озона с липид-белковыми субстратами (озониды) проходят через слизистую и вступают в кровеносное русло. Диффузия активных форм кислорода через слизистую толстой кишки в сосуды подслизистого слоя (Tela submucosa) происходит непосредственно после ректальных инсуффляций кислородо-озоновой смеси. Имеет место возрастание парциального давления рО2 и насыщение кислородом слизистой оболочки и подслизистого слоя толстой кишки. Эти процессы в сочетании с сильным окислительным средством — озоном влияют на течение многих биохимических реакций, которые в результате ингибируют воспалительные процессы на местном уровне, происходит нормализация перистальтики кишечника, нормализуется состав микрофлоры [47,59].

Кишечная инсуфляция озоно-кислородной смеси оказывает системное воздействие на организм пациента, способствует коррекции различных мета­болических нарушений и по своему характеру является методикой общей озонотерапии, служит альтернативным вариантом внутривенному введению озонированого физиологического раствора и большой аутогемотерапии, при невозможности их проведения (флебиты, труднодоступность периферических вен для инфузий, отсутствие оснащения для большой аутогемоозонотерапии).

Лечение методом ректальных инсуффляций озона способствует укреплению собственной иммунной защиты организма. Такой терапевтический подход представляет собой простой, дешевый метод лечения, не вызывающий побочных реакций. После ректальных инсуффляций практически у всех пациентов наблюдается общий стимулирующий эффект. В этой связи особую роль играет положительное влияние на психическое состояние больного. Применение ректальных инсуффляций озон-кислородной смеси в качестве адъювантного лечения при проктите/проктоколите научно обосновано и рекомендуется для использования в медицинской практике. При II степени тяжести проктита наряду с методом озонотерапии используются стандартные противовоспалительные препараты. Благоприятный эффект такой комплексной терапии, сочетания низких медикаментозных дозировок и ректальных инсуффляций с небольшими перерывами дополняет терапевтическую программу для идиопатических неинфекционных кишечных заболеваний II степени тяжести.

Неинвазивная техника может использоваться без риска в педиатрической практике и у пожилых пациентов, у пациентов с проблемными венами, исключающими проведение системной внутрисосудистой аутогемотерапии или внутривенных инфузий озонированного физиологического раствора.

Методика выполнения процедуры:

— Перед проведением ректальных инсуффляций проводят очищение кишечника с помощью сифонной клизмы или аппаратом гидроколонотерапии до чистых промывных вод.

— Катетеризируют прямую кишку катетером до 20–30 см

-в транспортный контейнер для ОКС набирают 1,0 л кислород-озоновой смеси с концентрацией до 5000 мкг/л

-Контейнер через 3-х ходовый кран подсоединяют к ректальному катетеру и быстро инсуффлируют 0,3 -1,0 л газовой смеси озона в прямую кишку.

— для ректальных введений можно использовать в качестве ёмкостей шприц Жане. В этом случае необходимо в дискретном режиме ввести ректально 2–7 шприцов газовой смеси (по 150 см3).

— Необходимо наблюдать за состоянием пациента, контролировать, чтобы не было чрезмерного вздутия живота, усиления перистальтики.

Методика проточных ректальных инсуффляций кислород-озоновых смесей

— Перед проведением ректальных инсуффляций, проводят очистку кишечника с помощью кружки Эсмарха (до чистых промывных вод) или аппаратом гидроколонотерапии. После очистки кишечника вводят катетер на глубину до 35 см, в прямую кишку дополнительно вводится короткий катетер.

Длинный катетер подключается через переходник к трубке, соединенной со штуцером озонатора, через который подаётся ОКС. При этом озонатор должен всегда находиться значительно выше топчана пациента для предотвращения залива аппарата. Короткий катетер, введённый на глубину 5–7 см подсоединяется к трубке, опущенной вторым концом в водяной затвор, через которую будет удаляться из кишечника избыток ОКС.

На аппарате выставляют необходимую концентрацию ОКС (150–200 мкг/л) и время процедуры, включают озонатор и 15-20 минут со скоростью 0,5 л/мин проводят проточную инсуффляцию ОКС. Во время процедуры необходимо контролировать, чтобы не было избыточного вздутия живота у пациента. После окончания процедуры катетеры сразу удаляют.

Возможные осложнения

при выполнении методик системной озонотерапии

К возможным осложнениям метода относятся аллергические реакции, проявляющиеся в появлении зуда, сыпи, чувства жжения, ощущения затруднения дыхания и т.д. При появлении подобных симптомов необходимо прервать курс лечения, назначить противоаллергическую терапию (гормональные препараты, антигистаминные средства и др.) и после купирования острого приступа направить пациента к аллергологу.

Одним из осложнений может быть развитие флебита. Флебит по ходу вен возникает при использовании высоких (свыше 5 мг/л) насыщающих физиологический раствор концентраций озона и частых инфузий таких растворов в одну и ту же периферическую вену. Кроме того, флебит может развиться при повторных трансфузиях озонированной аутокрови с высокими дозами озона (3000 мкг и более) в периферическую вену.

Профилактикой данных осложнений может быть ограничение в дозе озона при использовании как озонированного физиологического раствора, так и аутокрови пациента. Кроме того, выполнение системной озонотерапии должно осуществляться под контролем функционального состояния про- и антиоксидантных систем методами биохемилюминисцентного анализа, лабораторного анализа.

КЛИНИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ

МЕТОДОВ СИСТЕМНОЙ ОЗОНОТЕРАПИИ

В ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева» Минздрава РФ проведен анализ изменений в системе гемостаза и показателя напряжения кислорода в тканях (ТкPО2) у пациентов пожилого и старческого возраста с тяжелой степенью ишемии нижних конечностей до и после двадцати сеансов внутривенной озонотерапии в комплексе со стандартной усредненной терапией в предоперационном периоде [12,14]. Всем пациентам анализируемой группы (57 больных) озонотерапия проводилась как предоперационная подготовка в комплексе со стандартной усредненной схемой консервативной терапии, (которую получали 36 пациентов) для купирования критической ишемии нижних конечностей и стабилизации лабораторных показателей системы гемостаза. Результаты клинического исследования показали, что метод внутривенной озонотерапии, применяемый в сочетании с усредненной схемой предоперационной подготовки по описанной методике, позволяет добиться хороших ближайших результатов в 66% случаев, тогда как стандартизированная схема предоперационной подготовки дает большое количество (50%) неудовлетворительных результатов.

Добавление внутривенной озонотерапии в комплексную предоперационную подготовку пациентов пожилого и старческого возраста с критическими формами ишемии нижних конечностей позволяет в кратчайшие сроки добиться нормализации показателей системы гемостаза в 66% случаев и купировать явления критической ишемии в 50% случаев, в большинстве случаев полностью отказаться от использования наркотических анальгетиков, что в свою очередь непременно сказывается на результатах хирургического лечения этого тяжелого контингента больных. Метод внутривенной озонотерапии в комплексной предоперационной подготовке целесообразно рекомендовать пациентам пожилого и старческого возраста с критическими формами ишемии нижних конечностей, в том числе пациентам с мультифокальными формами поражения.

В клиниках и специализированных отделениях ФГБУ «Приволжский исследовательский медицинский университет» Минздрава России с 1997 г. по настоящее время разрабатывается и используется технология применения кислородно-озоновых смесей у пациентов с термической травмой, гнойными заболеваниями опорно-двигательного аппарата. В комплексном лечении данной патологии кислородно-озоновую терапию получили более 1200 пациентов. Среди них были пострадавшие с ожогами II-IIIАБ-IV степени с площадью поражения от 10 до 85%, с посттравматическим, послеоперационным и огнестрельным остеомиелитом, с длительно незаживающими инфицированными ранами. Об эффективности технологий озонотерапии свидетельствует оценка саногенетических эффектов методов системной озонотерапии у пациентов, получивших термическую травму.

Показаниями для системной озонотерапии являлись поверхностные и глубокие ожоги на площади поражения свыше 5% поверхности тела, ожоговая и травматическая болезнь, осложнения ожоговой и травматической болезни со стороны сердечно-сосудистой, дыхательной, нервной систем, ЖКТ, печени, почек.

Обследованы 59 больных в возрасте от 34 до 67 лет с ожогами IIIАБ-IVст. на площади 24 -48% поверхности тела, с ожоговой болезнью в стадии септикотоксемии. В течение двух недель после перевода пациентов из ПИТ 30 больным проводилась стандартная комплексная инфузионно-трансфузионная и медикаментозная терапия (контроль), 29 пациентам с аналогичной клинической картиной — на этом фоне (опыт) была подключена парентеральная озонотерапия в виде ежедневных инфузий озонированного физраствора (120 -240 мкг О3), 2-3 еженедельных БАГТ с дозой Оз (300 — 500 мкг) под контролем биохемилюминесцентного анализа крови.

Парентеральное введение озона сопровождалось инициацией прооксидантного потенциала у обожжённых. Интенсивность хемилюминесцентной активности возрастала от исходного на 8–12 %. На этом фоне более значимо увеличивался антиоксидантный потенциал – на 25–28% от уровня исходных показателей. Такая направленность изменений показателей ПОЛ и антиоксидантной защиты была наиболее оптимальной и сопровождалась позитивными изменениями других кислородзависимых параметров гомеостаза организма.

Исследование системной и центральной гемодинамики на фоне парентеральной озонотерапии свидетельствовало о значимом положительном влиянии на метаболический статус миокарда, восстановление его функциональных возможностей. Наиболее характерным была динамика изменений частоты сердечных сокращений и сердечного выброса: по сравнению с контрольной группой пациентов, рост ударного объёма сердца был более выраженным при меньшей частоте сердечных сокращений.

Данные о состоянии капиллярного кровообращения свидетельствовали о том, что сразу после сеансов и курса системной озонотерапии отмечается улучшение перфузии околораневой зоны. Подобное восстановление периферического кровообращения и микроциркуляции было характерно в целом для всего организма, что играет существенную роль в обеспечении компенсаторно-приспособительных реакций организма при ожоговой болезни [46, 64, 87, 88, 92, 104].

Одним из доказательств позитивного воздействия системной озонотерапии в раннем периоде ожоговой болезни была динамика восстановления спектра белков. Белковый потенциал под влиянием парентеральной озонотерапии восстанавливался сравнительно эффективнее, чем при стандартной комплексной терапии.

После парентеральной озонотерапии у значительной части больных улучшалось общее самочувствие, отмечено улучшение сна, аппетита. При динамическом наблюдении у пациентов снижаются явления интоксикации, купировался болевой синдром, нормализовалась температурная реакция организма. Таким образом был получен положительный клинический эффект в комплексном лечении ожоговой болезни.

С клинической точки зрения, метод является выгодным и в экономическом плане, так как позволяет снизить затраты на лечение путём снижения лекарственной нагрузки на пациента. Технические возможности аппаратов озонотерапии позволяют выполнять весь диапазон методов местной и системной озонотерапии, разработанных как в России, так и за рубежом [81, 88, 90, 91, 95, 96,97, 105].

В областном центре озонотерапии на базе Нижегородской областной клинической больницы им. Н.А. Семашко с 1994 г. по настоящее время разрабатывается и используется методы применения кислородно-озоновых смесей у пациентов разных клинических и амбулаторных подразделений.

Медицинские технологии озонотерапии используются на основании разрешенных методик местного и системного применения озона в утверждённых медицинских технологиях Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития [60].

Анализ медицинской и экономической эффективности применения озоновых технологий, проведённый за два года (2016-2017 гг.), изучен на 1391 больных, имевших разнообразную патологию со стороны внутренних органов и систем организма, прошедших стационарное и амбулаторное лечение в областной больнице с использованием в комплексной терапии методик местного и системного применения озона, подтвердил её в условиях комплексного лечения пациентов крупного лечебного учреждения областного уровня.

Всего методы местной и системной озонотерапии применены у 1391 пациента. Структура заболеваний, при которых использованы методы озонотерапии, представлена в таблице 2.

Таблица 2

Структура заболеваний, при которых использованы методы озонотерапии

ПатологияКол-во пациентов
патология желудочно-кишечного тракта50
заболевания дыхательной системы100
патология сердечно-сосудистой системы19
неврологическая патология631
нейрохирургическая патология120
травма опорно-двигательного аппарата11
ЛОР-патология107
стоматологическая патология40
хирургическая патология6
урологические заболевания11
проктологические больные4
гинекологическая патология105
сочетанная травма2
амбулаторные больные185
Всего1391

Показаниями для назначения местной и системной озонотерапии служили: наличие вирусной или бактериальной инфекции, многочисленные проявления гипоксических и ишемических расстройств с нарушением про- и антиоксидантного баланса, кислородтранспортной функции крови, функций сердечно-сосудистой и дыхательной систем, микроциркуляции и периферического кровообращения, гемостаза, метаболический синдром, эндотоксикоз, снижение иммунитета [75 -79].

Внедрение разработанного в реанимационом отделении Нижегородской областной клинической больницы метода внутриаортального введения озонированного физиологического раствора у больных разлитым гнойным перитонитом позволило сократить сроки коррекции эндотоксикоза, органных дисфункций при сохранении компенсации системы ПОЛ/АОС и снизить госпитальную летальность с 25% до 12,9%. Основным механизмом детоксицирующего действия внутриаортальной озонотерапии является дозозависимое снижение концентрации веществ низкой и средней молекулярной массы в плазме и на эритроцитах, преимущественно за счет веществ более высокой молекулярной массы, с ростом их почечной экскреции. Снижение эндотоксемии в венозном русле, поддержание компенсации внутрилегочной системы ПОЛ/АОС и детоксицирующей функции легких на должном уровне при внутриаортальном введении озонированного физиологического раствора в дозе 18 мкг/кг/сутки способствует уменьшению респираторных осложнений в структуре полиорганной недостаточности у больных разлитым перитонитом [4,17, 30, 45].

Всего выполнено 15 758 процедур по методикам местной и системной озонотерапии. В среднем курс лечения составил 10–12 процедур. Медицинская эффективность озоновых технологий на основе интегральной оценки течения заболеваний по материалам стационарного лечения показала значительное улучшение, которое отмечено у 88 % пациентов с соматической патологией.

В отделении диализа и гравитационной хирургии крови областной больницы в 1991–1992 г.г. внедрён метод превентивной окислительной детоксикации путём внутривенных инфузий озонированного физиологического раствора при выполнении операций гемодиализа у больных с хронической почечной недостаточностью. Установлено, что сочетанное применение гемодиализа с озонированием крови более эффективно корригирует измененную реакцию крови. На первых этапах лечения сдвиг рН в щелочную сторону происходит в большей степени за счет респираторного компонента. Воздействие окислителем сопровождается уменьшением содержания глюкозы, увеличение утилизации которой связано с повышением активности гликолитического пути накопления и использования энергии клетками. Сочетанное применение гемодиализа с озонирование крови более значимо снижает интенсивность ПОЛ сыворотки и эритроцитов крови. Причиной тому было большее возрастание активности антиокислительных систем. Восстановление микроциркуляции с одновременной активацией метаболизма на тканевом уровне улучшало результаты терапии больных с ХПН. В целом следует считать целесообразным и перспективным включение озонотерапии в лечение больных с ХПН. [73,96]

В Медицинском центре №1 ООО «АЛЬФА МЕД» г. Нижнего Новгорода при оказании первичной врачебной и специализированной медицинской помощи по гинекологии, косметологии, мануальной терапии, неврологии, онкологии, травматологии и ортопедии, хирургии, флебологии и физиотерапии в комплексном лечении применяются технологии озонотерапии [2,  26, 36,37, 45, 56, 61,72,105].

У пациентов с акушерско-гинекологической патологией показаниями для назначения методов озонотерапии служат хроническая вирусная инфекция (цитомегаловирус, вирус простого герпеса), хронические воспалительные заболевания матки и ее придатков, бактериальный вагиноз, доброкачественные заболевания шейки матки после радиохирургического лечения, реабилитация после консервативной миомэктомии в послеоперационном периоде и др. Проведение озонотерапии у женщин с доброкачественными заболеваниями шейки матки после радиохирургического лечения позволяет повысить эффективность лечения на 15%, благодаря ускорению эпителизации и бактерицидному действию в месте деструкции. Озонотерапия в виде вагинальных орошений оказывает положительное влияние на иммунологию слизистой влагалища, увеличивая лизоцимную активность на 37%, содержание IgА на 83%, нормализуя коэффициент сбалансированности факторов местного иммунитета, а также способствует ликвидации дисбиоза влагалища, уменьшая бактериальную обсемененность слизистой условно-патогенными микроорганизмами, снижая их антибиотикорезистентность [21, 22,34, 42].

Опыт практического использования методов озонотерапии у данных категорий пациентов показывает предпочтительность более раннего назначения озонотерапии, когда сохранены функциональные резервы организма. Учитывая многофакторное комплексное действие озона, при его назначении возможно сокращение лекарственной нагрузки за счёт уменьшения или исключения ряда фармакологических препаратов.

Эффективность кислородно-озоновой терапии при проведении коррекции старческой атрофии кожи и мимических морщин составляет 85-90%. Положительный эффект отмечался уже после 3 – 4-х процедур и выражался в разглаживании мелких морщин, повышении тургора кожи, уменьшении пастозности, улучшении цвета лица, уменьшении сухости и чувства стягивания кожи, проявлении лифтингового эффекта в подчелюстной и щечноподбородочной областях, улучшении общего самочувствия [61].

Методы местной и системной озонотерапии, выполняемые с использованием аппарата озонотерапии АОТ-Н-01-Арз-01 показали также достаточно высокую клиническую эффективность среди пациентов с патологией суставов и позвоночника, способствуя уменьшению болевого синдрома, устранению спастичности пораженных мышц, купированию воспалительного процесса и повышению функциональной активности [99].

Применение системной озонотерапии, назначаемой по неврологическим показаниям, позволяет отметить, что уже после первых процедур пациенты отмечают улучшение самочувствия, выражающееся в уменьшении интенсивности и изменения характера боли, исчезновении гиперспастического компонента, удлинении безболевых промежутков, сужении зоны иррадиации. Одновременно увеличивалась подвижность позвоночного столба, нормализовалась походка, осанка, улучшался ночной сон [26].

В среднем за 2017 год было выполнено до 4000 процедур местной и системной озонотерапии у 496 пациентов. Положительный результат отмечался после первых 2-3 процедур. В среднем длительность терапевтического курса составляет 10-12 процедур, включающих моно-воздействие озонoкислородной смесью на пациента или её комплексное применение по методикам местной и системной озонотерапии. Эффективность проводимой озонотерапии составила 84% [26].

Таким образом, применение технологий озонотерапии, включающие использование современной медицинской аппаратуры для получения озона, а также разработанных методик имеет медицинскую и социально-экономическую эффективность, позволяя расширить диапазон оказания врачебной и специализированной медицинской помощи.

 

В наркологическом центре «ПРЕМИУМ» (г. Нижний Новгород) в комплексной детоксикационной терапии при оказании медицинских услуг применяется метод озонотерапии.

Особенностью озонотерапии является возможность её использования, как самостоятельного лечебного средства, а также в комплексе с лекарствами. При этом действие лекарств усиливается, и появляется возможность применять их в меньших дозах. Больные хорошо переносят озонотерапию: методика характеризуется практически полным отсутствием побочных действий и хорошо сочетается с использованием любых фармакологических препаратов.

В МЦ «Премиум» широко применяется внутривенное введение озона, для которого используют физраствор, обогащенный озоно-кислородной смесью, получаемой от аппарата озонотерапии. Далее этот озонированный раствор вводится капельно внутривенно. Внешне это выглядит как обычная капельница, т.е. озонотерапия отличается относительной простотой применения.

Озонотерапия эффективна при заболеваниях, связанных с нарушением кровообращения, и сердечно-сосудистых заболеваниях: ишемической болезни сердца, склерозе сосудов мозга и нижних конечностей, мигрени, при воспалительных процессах в гинекологии, урологии и стоматологии. Озон оказывает хороший обезболивающий эффект, его активно применяют в терапии артрозов и остеохондроза. Все эти свойства позволили успешно использовать его в терапии наркотической и алкогольной зависимости у пациентов, имеющих сопутствующую патологию [14, 16, 31].

Применение озонотерапии в МЦ «Премиум» способствует ускорению процесса терапии наркологических пациентов. Данная процедура позволяет быстрее и эффективнее купировать абстинентные состояния, так как детоксицирующие свойства озонированного физиологического раствора, поступающего непосредственно в сосудистое русло, позволяют быстрее и эффективнее бороться с эндотоксикозом при алкогольной интоксикации. У пациентов быстрее восстанавливается аппетит, нормализуется сон, становятся слабее мышечные боли и последствия интоксикации, уменьшается тремор рук, отёчность, боли в области сердца, появляется ощущение бодрости. Озон положительно влияет на функцию печени, уменьшая токсическое воздействие алкоголя и продуктов его распада, способствуя более полному и быстрому восстановлению её клеток.

За год в среднем более 2000 пациентов проходят лечение на аппарате. Из них 1600 – лечение алкогольного абстинентного синдрома, 300 – наркозависимые в стадии ремиссии, применяется дезинтоксикационная терапия. На курс системной озонотерапии проводится 5 -8 процедур инфузий озонированного физиологического раствора, питьё озонированной воды. Эффективность детоксикационной терапии с озоном составляет 78 -84%.

Применение большой аутогемотерапии с озоном в отделении гравитационной хирургии крови ГУЗ «Тульской областной клинической больницы» 2015 – 2019 гг. выполнено 8838 трансфузиологических операций БАГОТ (Большая аутогемотерапия с озоном).

В отделении применяются плазмаферез, гемосорбция, квантовая терапия (УФО крови, Лазерное облучение крови), гемоозонотерапия.

Трансфузиологические операции с озоном выполняются амбулаторным пациентам, больным дневного стационара, пациентам большинства отделений стационарной помощи: эндокринологическое (сахарный диабет и его осложнения); неврологическое и нейрохирургическое (рассеянный склероз, синдром Гийена-Баре, мигрень, энцефалопатия, послеоперационные осложнения, абсцессы головного и спинного мозга); хирургическое (панкреатиты, панкреонекрозы, перитонита, гнойные осложнения, абсцессы, сепсис); ревматологическое (болезнь Бехтерева, артриты, артрозы); сосудистое (облитерирующие заболевания конечностей); ожоговое (трофические язвы голени, ожоги) и многим другим.

Опыт использования БАГОТ в ООО «Санаторий Ревиталь-Парк», г. Москва

За 11 лет работы санатория (2007–2017 г.г.) в кабинете озонотерапии проведено более 18000 процедур большой аутогемотерапии с озоном. Пролечено около 6500 человек (на курс от 1–2 процедур до 7-8). Проведён анализ возможных осложнений большой аутогемотерапии в практике врача-озонотерапевта.

Опыт использования озонотерапии при COVID-19 в г. Саратов ГУЗ «Саратовская городской клинической больнице №5»

В настоящее время имеется положительный российский и зарубежный опыт применения озонотерапии при коронавирусной инфекции. Сегодня этот метод активно применяют во время лечения и реабилитации больных с COVID-19 в Китае, Испании, Италии, США и ряде других стран. Официальное экспертное заключение Международного научного комитета по озонотерапии (ISCO3 / EPI / 00/04 (14 марта 2020 г.) говорит о том, что системная озонотерапия может быть «потенциально» полезной при инфекции SARS-CoV-2 в качестве дополнительной терапии [62].

В мае 2020г в г.Саратов, в связи распространением инфекции SARS-CoV-2 на базе ГУЗ «СГКБ №5» был развернут ковидный госпиталь на 150 коек, который работает и по настоящее время. При анализе ситуации и опыта применения озонотерапии в ГУЗ «СГКБ №5» (20лет), было решено использовать озонотерапию, как дополнительный метод лечения при инфекции SARS-CoV-2, учитывая вышеперечисленные действия озона. При лечении инфекции SARS-CoV-2 активно используются гормоны, антикоагулянты. Известно, что гормоны частично уменьшают действие озона, повышают артериальное давление, повышают уровень глюкозы крови, что позволяет использовать большие дозы (5-7 мг\л) озона в физиологическом растворе для внутривенного введения, что максимально подходит для лечения вирусной инфекции, не вызывая побочных эффектов, снижает уровень глюкозы крови, снижает артериальное давление. Озон, обладая антикоагуляционным действием, позволяет уменьшить дозу антикоагулянтов от 30% до 50%. Эти данные успешно были использованы в лечение больных в ковидном госпитале при ГУЗ «СГКБ №5».

С применением озонотерапии было пролечено 30 больных (основная группа). Метод озонотерапии состоял в барботировании и насыщении физиологического раствора (0,9%) озоно-кислородной смесью в концентрациях 5-7мг\л в растворе. Процедура занимала около 15–20  минут два раза в день (10 больных) и один раз в день (20 больных) в течение 5-7дней. У всех больных был получен положительный результат, что подтвердилось по данным клинико-лабораторного обследования. Клинические примеры: больной А. 1987г.р., диагноз- Коронавирусная инфекция COVID-19, вирус идентифицирован (подтвержден лабораторным тестированием), внебольничная двусторонняя интерстициальная пневмония, тяжелое течение, дыхательная недостаточность 2ст. вирусный гепатит В и С) и больной В.  1991г.р. Диагноз- Коронавирусная инфекция COVID-19, вирус идентифицирован (подтвержден лабораторным тестированием), тяжелое течение, Внебольничная двусторонняя интерстициальная пневмония, тяжелое течение, дыхательная недостаточность -2ст. У обоих пациентов поражение легких по данным КТ составляло 50-75%. Благодаря проведению комплексного лечения с применением также и озонотерапии в виде внутривенных инфузий озонированного физиологического раствора в концентрациях 5-7мг\л в растворе один раз в день в течение 5-7дней, состояние пациентов значимо улучшилось, они были выписаны из ковидного госпиталя в удовлетворительном состоянии.  В настоящее время системная озонотерапия используется в клинике с целью реабилитации пациентов после перенесенной инфекции COVID-19.

Опыт использования в озонотерапии в НМИЦ АГП им. В. И. Кулакова

В последние годы, в связи с увеличением частоты смешанных инфекций на фоне сниженного иммунитета, повышением роли вирусов в возникновении воспалительных заболеваний, интерес клиницистов к применению медицинского озона в терапии значительно возрос. По-видимому, это связанно с тем, что, обладая бактерицидным, противовоспалительным, противовирусным свойствами, озон является не фармакологическим препаратом, а экологически чистым физико-химическим фактором. В связи с этим, использование медицинского озона в качестве профилактики акушерских осложнений является на сегодняшний день актуальным и безопасным [3, 6, 28]. Кесарево сечение в настоящее время является наиболее распространенной родоразрешающей операцией. Широкое внедрение в акушерскую практику абдоминального родоразрешения повысило риск развития гнойно-воспалительных осложнений в послеродовом периоде. Все родильницы, в зависимости от метода ведения послеродового периода, были разделены на 2 группы.

1 (основную) группу исследования составили 60 родильниц. У которых для профилактики инфекционно-воспалительных осложнений использовался медицинский озон, с 1-го дня после родов проводились орошения шейки матки, влагалища и швов промежности озонированной дистиллированной водой в объеме 400,0мл с концентрацией озона 2,0-2,5мг/л, скоростью 20-22 капель в минуту, в течение 5 дней.

2 группа (сравнения) включала 60 родильниц с традиционной профилактикой послеродовых инфекционных осложнений с использованием антибиотиков и местно-антисептических растворов.

Использование медицинского озона, обладающего дезинтоксикационным и противовоспалительным эффектами, в послеоперационном или послеродовом периоде у женщин с высоким риском развития гнойно-септических осложнений приводит к улучшению показателей периферической крови и белково-образовательной функции печени, улучшению некоторых параметров гуморального и клеточного звеньев иммунитета (повышение содержание IgG, уровня Т-хелперов, снижаются Т-супрессоры, нормализуется иммунорегуляторный индекс и имеется тенденция к уменьшению концентрации IgМ на 8%. В исследовании продемонстрирована целесообразность системного (внутривенного) и местного (малый таз) применения озонированных растворов в лечении больных с трубно-перитонеальным фактором бесплодия (ТПБ) как фактора профилактики рецидива спаечного процесса в малом тазу после эндоскопического разделения спаек [72]. Произведена оценка уровня провоспалительных цитокинов ИЛ-1β, ИНФ-γ и ФНО-α в перитонеальной жидкости до и после проведенного лечения. Всего были обследованы 83 пациентки с ТПБ. После проведения лапароскопии больные были разделены рандомизированным методом на 2 группы. 1-ю, основную группу составили 47 женщин, которым проводилась эндоскопическая коррекция с промыванием брюшной полости озонированным физиологическим раствором и внутривенным введением озонированного раствора в послеоперационном периоде. 2-я группа –группа сравнения, которую составили 36 женщин после эндоскопической коррекции состояния органов малого таза с использованием общепринятых методов лечения (антибактериальная терапия). Установлено, что после проведения курса озонотерапии наблюдается достоверное снижение уровня провоспалительных цитокинов в перитонеальной жидкости. У пациенток основной группы исследование спаек не произведено, так как при динамической лапароскопии спайки не обнаружены. У пациенток группы сравнения отмечается недостоверное снижение уровня цитокинов. Выявлено, что применение озона в комплексной терапии трубно-перитонеальной формы бесплодия с целью профилактики рецидива спаечного процесса в малом тазу способствует восстановлению репродуктивной функции у 25% женщин в основной группе и 13,8% в группе контроля.

Также отметили быстрое улучшение самочувствия и аппетита, уменьшение продолжительности и выраженности гипертермии и купировании болевого синдрома с сокращением времени пребывания в стационаре в среднем на 2-3 суток, медикаментозную нагрузку на 30% и улучшение перистальтики кишечника в 75% [21, 35, 55].

Предложенная методика способствует уменьшению степени эндогенной интоксикации в послеродовом или послеоперационном периодах, о чем свидетельствует достоверное уменьшение содержания молекул средней массы на 18%, увеличение парамецийного времени, нормализация СОЭ, уменьшение содержания лейкоцитов. В результате проведенной терапии с использованием медицинского озона происходит возрастание количества Т и В – лимфоцитов (в частности, CD3+ на 16%, CD4+ на 22,4%, CD19+ на 40%), что свидетельствует об иммунокорригирующем эффекте данной методики [6, 41, 49]. Так же улучшаются показатели реологии крови: снижается тромбодинамический потенциал крови, повышается парциальное давление кислорода и сатурация кислородом тканей на 8-10% [ 24, 25,35, 39,56].

Включение озонотерапии в комплекс лечения женщин после оперативного родоразрешения позволяет достоверно улучшить течение послеродового периода. Нормализация показателей периферической крови происходит на трое суток раньше. Озонотерапия позволяет ограничиться только профилактическим периоперативным курсом антибактериальной терапии [3, 28, 56, 64]. Озонотерапия в послеродовом периоде способствует стимуляции лактации у родильниц и сокращению пребывания в стационаре на 2 суток по сравнению с группой родильниц, которым проводилась антибактериальная терапия. Проведение озонотерапии позволяет сократить частоту гнойно-воспалительных осложнений в послеоперационном и послеродовом периоде с 2% до 0,5% [11, 30].

Озонотерапия оказывает положительное влияние на клиническое течение плацентарной недостаточности, преэклампсии, способствуя своевременному родоразрешению, уменьшая вероятность развития новых осложнений – тяжелых форм преэклампсии в 1,4-2,1 раза, анемии в 1,4-2 раза, преждевременных родов в 2,5 раза, слабости родовой деятельности в 1,6-2,1 раза, в 2 раза снижается риск развития гипоксической энцефалопатии новорожденных [28, 39, 40].

Озонотерапия, используемая в 18-20 недель беременности для профилактики обострений хронического пиелонефрита, предотвращает манифестацию заболевания, возникновение фето-плацентарной недостаточности в процессе дальнейшей гестации, достоверно снижает частоту анемии в 1,8 раза, преэклампсии– в 2,5 раз, слабости родовой деятельности – в 2,3 раза, несвоевременного излития околоплодных вод – в 2,5 раза, уменьшает частоту оперативного родоразрешения, исключает осложнения послеоперационного и послеродового периодов, улучшает перинатальные исходы .

С целью лечения анемий беременных высоко эффективным является комплексное применения препаратов железа и озонотерапии.  Все обследованные беременные были разделены на 3- группы: 1-ю (основную) группу составили 60 женщин, которым проводилась озонотерапия наряду с приемом ферропрепарата, 2-ю (сравнения) — 38 беременных женщин, получавшие лечение анемии с использованием озонированного физиологического раствора, и 3-ю (контрольную) -38 беременных, которые принимали только препарат железа. Исследования проводились до начала лечения, через 15 дней и 30 дней от начала лечения, накануне родов и на 3–4 день послеродового периода [69].

Полученные клинические результаты выявили большую эффективность медицинского озона в комплексном лечении железодефицитной анемии беременных. Предложенная методика способствует снижению гипоксии и является патогенетически обоснованным в лечении данной патологии, позволяя достичь лечебного эффекта в 95% случаев. Применение медицинского озона в комплексной терапии железодефицитной анемии способствует быстрому (в 1,2 раза) повышению показателей «красной» крови (гематокрита, количества эритроцитов, цветного показателя) и повышению уровня гемоглобина на 15–20%). Включение медицинского озона в комплексную терапию железодефицитной анемии у беременных позволяет достоверно снизить частоту патологии новорожденных на 7,6% за счет уменьшения частоты гипоксии в 2 раза, асфиксии при рождении и внутриутробной инфекции в 1,5 раза. Озонотерапия является патогенетически обоснованным методом профилактики и лечения гипоксических состояний у беременных с анемией, так как улучшает процессы эритропоэза, снижает частоту осложнений беременности, родов и послеродового периода.

Озон усиливает отдачу кислорода недостаточно кровоснабжаемым тканям, способствует восстановлению гемоглобина, улучшению тканевого дыхания и маточно-плацентарного кровообращения, а также нормализации реологических свойств крови и является одним из методов повышения адаптационных возможностей организма. Кроме выраженного противогипоксического эффекта, озон обладает положительным действием на метаболизм эритроцитов, путем перегруппировки их внутриклеточного содержимого и повышения резистентности мембран [29,31].

При использовании озонотерапии у женщин после искусственного прерывания беременности в первом триместре отмечается восстановление менструальной функции в течение 6 месяцев, частота обострения хронического сальпингоофорита составляет 8,7%, тогда как у пациенток, не использующих озонопрофилактику, воспалительные осложнения составляют 12,4%. Проведенный курс позволяет исключить применение антибактериальных средств [21, 66].

Проведение озонотерапии у женщин с доброкачественными заболеваниями шейки матки после радиохирургического лечения позволяет повысить эффективность лечения до 92,2% (на 15%) благодаря ускорению эпителизации и бактерицидному действию в месте деструкции.

Озонотерапия в виде вагинальных орошений оказывает положительное влияние на иммунологию слизистой влагалища, увеличивая лизоцимную активность на 37%, содержание IgА на 83%, нормализуя коэффициент сбалансированности факторов местного иммунитета, а также способствует ликвидации дисбиоза влагалища, уменьшая бактериальную обсемененность слизистой условно-патогенными микроорганизмами, снижая их антибиотикорезистентность [22, 43].

Несмотря на значительные успехи в области профилактики и лечения, проблема хронической плацентарной недостаточности (ПН) не теряет своей актуальности и остаётся одним из приоритетных направлений в современном акушерстве. Проведено исследование с целью совершенствования комплексной терапии плацентарной недостаточности c применением плазмафереза и медицинского озона для снижения акушерских осложнений и улучшения перинатальных исходов. Было обследовано 127 беременных в сроках беременности 24–28 недель с компенсированной или субкомпенсированной плацентарной недостаточностью, установленной на основании клинико-лабораторных данных, результатов УЗИ, параметров допплерометрии. Основную группу составили 58 беременных с ПН, в комплекс лечения которых, помимо общепринятой терапии, были включены процедуры плазмафереза в сочетании с медицинским озоном. Группу сравнения составили 69 женщин с ПН, которым проводилось традиционное лечение. При изучении влияния различных видов терапии ПН выявлено достоверное снижение уровня средних молекул и ТБК-продуктов в сыворотке крови у пациенток основной группы. Анализ показателей гемостазиограммы выявил выраженное положительное влияние плазмафереза и озонотерапии на содержание фибриногена, показатели АЧТВ, тромбоэластографии, РКМФ, Д-димера.

Концентрация ангиогенных факторов роста – ПФР и СЭФР в сыворотке крови до лечения в обеих группах была сопоставима. После проведенного лечения ПН различными методами, в основной группе, среднее значение концентрации как СЭФР, так и ПФР было выше в 1,6 раз, чем в группе сравнения, что можно объяснить активацией ангиогенеза в группе с включением плазмафереза в сочетании с О3. Оценка степени развития сосудистой сети в ворсинах при проведении различной терапии пациенткам показала достоверно большее число плаценток с хорошей васкуляризацией в основной группе – 72%, в отличие от группы сравнения – 48%. Сравнительная оценка уровня ПФР в плаценте показала достоверно большую его концентрацию в основной группе в отличие от группы сравнения.

Анализ течения родов у пациенток с плацентарной недостаточностью показал, что самопроизвольные роды произошли у 60% женщин основной группы, а в группе сравнения – 45%. Частота преждевременных родов в основной группе составила 14%, что достоверно меньше, чем в группе сравнения – 30%. Данные сравнительного анализа структуры патологии раннего неонатального периода показывают, что внутриутробное инфицирование плода и реализация инфекции, а также задержка развития достоверно реже отмечены у детей, рожденных матерями группы, где проводилась терапия с использованием гемафереза и медицинского озона.

Таким образом, своевременно проведенная диагностика плацентарной недостаточности и комплексное лечение ПН с применением плазмафереза и медицинского озона позволяет снизить частоту преждевременных родов, задержки развития плода, а также рождения детей с гипотрофией, асфиксией и внутриутробной инфекцией [23, 24, 39, 40,  50, 51].

Применение озонотерапии в акушерстве и гинекологии позволяет существенно улучшить течение послеоперационного периода, стабилизировать благоприятные адаптационные реакции, быстрее нормализовать функции основных систем организма, восстановить репродуктивную функцию у значительного числа пациенток с бесплодием. Данные методы следует рассматривать как наиболее эффективные в реабилитации репродуктивной функции у женщин после эндоскопической коррекции органов малого таза. Озонотерапия является медико-социальной эффективной методикой, так как способствует снижению медикаментозной нагрузки, количества дней пребывания в стационаре и частоты обострения заболеваний [63].

В ФГБУ «НМИЦ АГиП им. В. И. Кулакова» Минздрава России с марта 2020 года был развернут инфекционный госпиталь для пациентов с COVID-19 инфекцией. Все пациенты проходили лечение в соответствии с Временными методическими рекомендациями Минздрава России «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» (Версия 7; 03.06.2020) [18]. Также в комплексной терапии использовалась системная озонотерапию для лечения пациентов с COVID-инфекцией. В исследование были включены 139 пациентов в возрасте от 27 до 84 лет с подтвержденным диагнозом COVID-19. Из 139 пациентов первую группу составили 69 пациентов, которым в комплексное лечение была включена системная озонотерапия: в виде внутривенного капельного введения 400 мл озонированного физиологического раствора с концентрацией озона на выходе 4мг/л, который готовили непосредственно перед введением на медицинской озонаторной установке «УОТА 60-01» производства «Медозон» (Россия). Инфузия проводилась со скоростью 20–25 мл в минуту, через день, всего на курс 6 процедур. Из 69 больных группа 1А — 55 пациентов со среднетяжелым течением заболевания и группа 1Б – 14 больных с тяжелым течением заболевания. Вторую группу – сравнения составили 70 пациентов, которые получили терапию без применения медицинского озона. При обследовании пациентов использовались клинические, лабораторные и специальные и статистические методы исследования. Оценивали показатели при поступлении в инфекционный госпиталь и по окончании курса лечения. Для объективизации оценки степени тяжести пациента пользовались адаптированной оценочной шкалой NEWS [65] классификацией степени тяжести вирусной Covid-19 пневмонии по КТ [38].

Данные свидетельствуют о достаточно высокой безопасности и эффективности озонотерапии у больных с коронавирусной инфекцией. При обследовании 139 пациентов в возрасте от 27 до 84 лет с ковид-инфекцией отмечены самые частые жалобы: это слабость и недомогание, кашель, одышка, тахикардия, снижение сатурации, расстройства функции кишечника, боли в горле, головную боль, потеря обоняния, повышение температуры, боли в мышцах. У пациентов, которым в комплекс лечения включены процедуры системной озонотерапии в виде внутривенных вливаний озонированного физиологического раствора, клиническая картина улучшалась значительно быстрее и у большего числа пациентов. 95% пациентов группы с озонотерапией отметили значимое улучшение общего состояния, «облегчение дыхания», прилив сил, уменьшение слабости, болей в мышцах, улучшение обоняния, показателей сатурации кислородом уже после 2-3-х процедур озонотерапии. О положительном влиянии озонотерапии у пациентов с ковид-инфекцией указали также лабораторные исследования: достоверно увеличилось относительное и абсолютное содержание лимфоцитов, значимо снизилось относительное и абсолютное количество нейтрофилов, выраженное снижение уровня ЛДГ и СРБ, ферритина и фибриногена особенно у больных с тяжелой степенью заболевания. Выявлено снижение коагуляционного потенциала крови в группе с озонотерапией при исследовании системы гемостаза. Длительность койко-дня в группе больных, которым включена озонотерапия, составляла 11–16 дней, а в группе без озонотерапии 12–25 дней. Также значимо ниже показатели шкалы NEWS после лечения в первой группе по сравнению с показателем во второй группе. Положительные результаты по эффективности системной озонотерапии при ковид-инфекции получены также и другими исследователями [58,62, 70, 71, 83, 89, 91,100, 101].

Исследование свидетельствует о выраженном положительном эффекте озонотерапии на клиническое течение заболевания, лабораторные показатели у пациентов с ковид-инфекцией. Несомненно, озонотерапия обладает противовоспалительным, иммуномодулирующим, рео- и коагулокорригирующим, обезболивающим, антигипоксантным эффектами, что способствуют более быстрому купированию процесса, улучшению состояния пациентов и сокращению сроков пребывания в стационаре. Системную озонотерапию следует рассматривать в качестве дополнительного адъювантного метода в комплексном лечении пациентов с SARS-CoV-2-инфекцией. Очевидно, возможно использование озонотерапии у больных с легким течением заболевания для профилактики развития тяжелых форм [58, 62, 89,103].

Список литературы

  1. Алехина С.П., Щербатюк Т.Г. Озонотерапия. Клинические и экспериментальные аспекты. Н.Новгород, 2003. 239с.
  2. Алясова А.В., Конторщикова К.Н., Шахов Б.Е. Озоновые технологии в лечении злокачественных опухолей Н.Новгород, 2006. 201с.
  3. Анчик О.Г. Озонотерапия в профилактике гнойно-воспалительных осложнений у родильниц после кесарева сечения. — Дисс. канд. мед. наук. – Москва, 2003, 139 с.
  4. Апсатаров Э.А. Корабельников А.И., Оспанов А.// Влияние озона на динамику перекисного окисления липидов, антиоксидантную систему, эндогенную интоксикацию у больных с перитонитом // Материалы IV Всеросс. Науч.-практ. Конф. “Озон и методы эфферентной терапии в медицине”- Н.Новгород, 2000.С.75.
  5. Арустамян Р.Р. Оптимизация ведения послеоперационного периода у женщин после консервативной миомэктомии. – Дисс. канд. мед. наук. – Москва, 1999, 118 с.
  6. Бакуридзе Э.М. Плазмаферез и медицинский озон в реабилитации женщин после эндоскопических операций на органах малого таза  // Материалы семинара “Новые технологии в акушерстве, гинекологии и неонатологии’’. – М., 2002. – С.192.
  7. Билецкая Е.С., Гурло Н.А., Тоистева Д.А. Эффект озона на механизмы транспорта кислорода кровью // Кислород и свободные радикалы: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф., 15–16 мая 2018 года / под ред. проф. В.В. Зинчука. Гродно: ГрГМУ, 2018. С. 17–18.
  8. Билецкая Е. С., Зинчук В. В. Изменение кислородтранспортной функции крови под влиянием озона в гипокапнических условиях //Актуальные проблемы биохимии. – 2021. – С. 92-94.
  9. Беляев А.Н., Рыгин Е.А. Диабетическая  ангиопатия конечностей. Новые технологии лечения. Саранск, 2004 . 151 С.
  10. Бойко Е.Л. Голубев А.В., Ситникова О.Г. Новые технологии в реабилитации супружеских пар с невынашиванием беременности в анамнезе // Материалы IV Всеросс. научн.-прак.  конф. “Озон и методы эфферентной терапии в медицине.’’ – Н. Новгород, 2000.-С.100.
  11. Бойко Е.Л. Применение озонотерапии в профилактике гнойно-септических осложнений после самопроизвольных прерываний беременности у женщин  // Материалы V Всеросс. науч.-практ. конф. “Озон в биологии и медицине’’. –Н.Новгород, 2003.-С.148.
  12. Бокерия Л.А., Пузенко Д.В., Хургес И.Ш. Озонотерапия при купировании критической ишемии нижних конечностей у пациентов пожилого и старческого возраста при поражении периферических артерий. Бюллетень НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН. 2007; 8 (4): 84-94.
  13. Борзенок С.А., Мороз З.И., Змызгова А.В. Озонотерапия в офтальмологии. Пособие для врачей. Москва 2000. 38 с.
  14. Бояринов Г.А., Соколов В.В. Озонированное искусственное кровообращение Н.Новгород, 1999г. 309 с.
  15. Бояринов Г. А., Гордецов А. С., Перетягин С.П., Матусяк К.С. и др. Анализ результатов взаимодействия озона с хлоридом натрия в воде // Биорадикалы и антиоксиданты. 2016; 6 (Supp 1):77.
  16. Быков А.Т., Сычёва Е.И., Конторщикова К.Н. Озонотерапия в комплексном санаторном лечении больных с ишемической болезнью сердца. СПб, 2000. 112 с.
  17. Векслер Н.Ю. Озонотерапия в комплексе детоксикации у больных с заболеваниями брюшной полости, осложненными диффузным перитонитом //Материалы IV Всеросс. Науч.-практ. конф. “Озон и методы эфферентной терапии в медицине’’. –Н. Новгород, 2000. – С. 77.
  18. Временные методические рекомендации профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). // Министерство здравоохранения российской федерации. Версия 6 (28.04.2020)
  19. Галиева Н.В., Фазылов В.Х., Чижова М.А. Физико-химические свойства озона и его применение в медицине (клинико-экспериментальное обоснование) // Вестн. технол. ун-та. 2016; 19(17): 172–175.
  20. Горбунов С.Н., Корнаухов А.Е., Можаев М.В. и др. Структурно-молекулярные превращения водных растворов электролитов под действием медицинского озона. //Медицинский альманах.  2013;  27(3): 38-40 .
  21. Гатина Т.А. Современные подходы к проведению искусственного прерывания беременности в первом триместре и профилактике осложнений аборта. Дисс. канд. мед. наук. – Москва, 2001, 135 с.
  22.  Гречканев Г.О. Научное обоснование использования медицинского озона в комплексном лечении некоторых акушерских осложнений и гинекологических заболеваний. Дисс. докт. мед. наук. – Москва, 2003. 321с.
  23. Гречканев Г.О., Клементе Апумайта Х.М., Перетягина Н.С. Изменение гормонопродуцирующей функции фетоплацентарного комплекса в ответ на озонотерапию у больных с гестозом, // Revista Ozonoterapia, 2009; 1(3) Suppl.- P 97-99.
  24. Грищенко В.И. и др. Использование медицинского озона в лечении внутриутробной гипоксии плода и анемии после акушерских кровотечений // Материалы V Всеросс. Науч.-практ. Конф. “Озон в биологии и медицине”. – Н. Новгород,2003.-С.151.
  25. Гурьева В.А. ,Мясникова О.А., Майдурова Е.В. Показатели плодоплацентарного кровотока на фоне озонотерапии в комплексном лечении гестозов // Материалы II Российского форума “Мать и дитя’’.-М., 2000.- С. 38.
  26.  Густов А.В., Котов С.А, Конторщикова К.Н., Потехина Ю.П. Озонотерапия в неврологии, Н.Новгород, 2001 г. С. 179
  27. Змызгова А.В., Максимов В.А. Клинические аспекты озонотерапии. Москва, 2003, С. 287
  28. Данелян С.Ж. Профилактика послеродовых инфекционных осложнений с использованием медицинского озона. – Дисс. канд. мед. наук. – Москва, 2004, 176 с.
  29. Дерюгина А.В., Галкина Я.В., Мартусевич А.А., Симутис И.С., Бояринов Г.А. Роль озона в изменении активности Nа-K-АТФазы и содержании АТФ и 2,3-ДФГ в эритроцитах крови при моделировании острой кровопотери у крыс // Биорадикалы и антиоксиданты. 2016. 3(3): 33–35.
  30.  Долгов Г.В. Гнойно-воспалительные осложнения в оперативной гинекологии. Прогнозирование. Профилактика . СПБ.: ЭЛБИ-СПБ,2001.-173с.
  31. Зинчук В.В., Билецкая Е.С. Кислородзависимые механизмы физиологического действия озона (обзор). //Журнал медико-биологических исследований, 2019; 2:216-227 DOI:10.37482/2687-1491
  32. Змызгова А.В., Максимов В.А. Клинические аспекты озонотерапии. – Москва, 2003, 287 с.
  33. Информационное письмо Применение медицинского озона в акушерстве, гинекологии и неонатологии. Москва 2013г. С. 32.
  34. Катюхин Л.Н. Влияние курсового лечения инъекциями озонированного физиологического раствора на реологические свойства эритроцитов у больных с комплексной патологией // Физиология человека. 2016.  42( 6): 100–105. DOI: 10.7868/S013116461605009X
  35.  Качалина О.В. Научное обоснование применения медицинского озона в комплексной профилактике и лечении воспалительных осложнений после гинекологических операций. Дисс. канд. мед. наук. – Иваново, 2003, 117 с.
  36.  Качалина Т.С., Гречканев Г.О., Никишов Н.Н. и др. Озоновые технологии в акушерстве и гинекологии. –Н. Новгород, 2007.- 292 с.
  37. Каратаев С.Д. Озонотерапия хеликобактезависимых заболеваний. Дисс. докт. мед. наук. – Москва, 2000, 132 с.
  38. Классификация степени тяжести вирусной/ COVID-19 пневмонии по КТ. URL: http://www.secondopinions.ru (Дата обращения: 27.05.20)
  39. Клементе Апумайта Х. М., Мурашко А.В., Сидорова И.С., Пак С.В. и др. Положительное воздействие озонотерапии и ГБО на состояние свертывающей системы крови у беременных с хронической плацентарной недостаточностью (компенсированная форма) // Вестник физиотерапии и курортологии.  2010; 5:83-85.
  40. Клементе Апумайта Х. М. Использование показателей перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы защиты для прогнозирования и диагностики ХПН //Российский вестник акушера-гинеколога.2009; 6:6-9.
  41. Клементе Апумайта Х.М., Мурашко А.В., Сидорова И.С., Пак С.В., Гречканев Г.О. Нормализация гормонопродуцирующей функции фетоплацентарного комплекса и морфологии плаценты на фоне озонотерапии и ГБО у беременных с хронической плацентарной недостаточностью (компенсаторная форма) //Вестник физиологии и курортологии. 2010;  5:87-88.
  42. Клементе-Апумайта Х.М., Гречканев Г.О. Воздействие озоно и гипербаротерапии на показатели гемостаза, иммунитета, перекисного окисления липидов у беременных с субкомпенсированной хронической плацентарной недостаточностью //Уральский журнал. – 2010; 5: 142-147.
  43. Колупаев В.П., Погорельский И.П., Пантелеев В.И. Коррекция вагинальной микрофлоры у женщин репродуктивного возраста использованием озонотерапии //Материалы IV Всеросс. Научн.-практ. Конф. ’’Озон в биологии и медицине’’. – Н.Новгород, 2005. – С. 117-118.
  44.  Конторщикова К.Н., Перетягин С.П. Закономерность формирования адаптационных механизмов млекопитающих при системном воздействии низкими терапевтическими дозами озона. Диплом на научное открытие № 309; Научные открытия, идеи, гипотезы М. 2007
  45. Корабельникова А.И., Аксенева С.В., Салехов С.А. Озон в профилактике лимфогенного распространения микрофлоры при перитоните // Материалы IV Всеросс. научн.-практ. конф. ’’Озон и методы эфферентной терапии в медицине.’’ – Н.Новгород, 2000. – С. 26.
  46.  Крупаткин А.И., Сидоров В.В. Лазерная допплеровская флоуметрия микроциркуляции крови. Руководство для врачей. М. «Медицина», 2005, С.254
  47.  Масленников О.В., Конторщикова К.Н. Озонотерапия: Руководство для врачей. Н.Новгород, 2008. – 342 с.
  48. Кузьмичёв П.П., Кузьмичёва Н.Е. Малоинвазивные методы лечения очаговых образований щитовидной железы у детей и подростков. Хабаровск. 2013. С 159.
  49. Кузьмичёв П.П., Кузьмичёва Н.Е. Озонотерапия в детской хирургии: проблемы и возможности. Биробиджан. 2003. С 54.
  50. Ленюшкина А.А. Медицинский озон в комплексной терапии инфекционно-воспалительных заболеваний новорожденных. Дисс. канд. мед. наук. – Москва, 2004, 142 с.
  51.  Ленюшкина А.А., Антонов А.Г. Опыт и перспективы. А.А. Ленюшкина, А.Г. Антонов // Материалы семинара “Новые технологии в акушерстве, гинекологии и ненатологии’’.- М.,2002.- С.196.
  52.  Максимов В.А., Чернышев А.Л., Каратаев С.Д. Озонотерапия.  Москва, 1998.  14 с.
  53.  Максимов В.А. Немедикаментозные методы лечения заболеваний органов пищеварения М., 2018 . С 79 – 201.
  54.  Масленников О.В., Конторщикова К.Н., Шахов Б.Е. Руководство по озонотерапии. Н.Новгород, 2018, С 346.
  55. Никишов Н.Н., Гречканев Г.О., Чандра Д´Мелло Р. и др. Эффективность озонотерапии в коррекции показателей эндотоксикоза и перекисного окисления липидов у больных с хроническими воспалительными заболеваниями придатков придатков матки // Материалы сборника “ Актуальные вопросы педиатрии, перинатологии и репродуктологии”.- Н. Новгород, 2006. –III Выпуск.- С. 346-348.
  56.          Никишов Н.Н., Гречканев Г.О., Чандра Д´Мелло Р. Некоторые метаболические и иммунологические эффекты озонотерапии хронических воспалительных заболеваний органов малого таза у женщин //Нижегородский медицинский журнал. 2006;8:100-106.
  57. Озонотерапия боевой хирургической травмы. Бояринов Г.А., Перетягин С.П., Мирошин С.И., и соавт. Методические рекомендации. Федеральная пограничная служба России, Главное военно-медицинское управление, ВМИ ФПС РФ, ННИИТО Н.Новгород. 32с
  58. Озон против covid-19 — Ассоциация Российских Озонотерапевтов //Материал  сайта www.ozonetherapy.ru
  59. Перетягин СП. Системное лечебное воздействие озоном при проточных кишечных инсуффляциях //3-я Всерос. Науч-практ. конф. «Озон и методы эфферентной терапии в медицине», Н.Н., 1998. -С.120-121.
  60. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 13 октября 2017 года N 804н. В редакции Приказа Минздрава России от 5 марта 2020 года N 148н Озонотерапия A20.30.024; A20.30.024.006 Внутривенное капельное введение озонированного физиологического раствора
  61. Применение кислородно-озоновой смеси в дерматологии и косметологии. Методические рекомендации №2003/84 МЗ РФ М. 2004.
  62. Потенциальное использование озона при инфекции SARS-CoV-2/COVID-19. Мадрид, 2020г. Международный научный комитет по озонотерапии www.isco3.org //Официальное экспертное заключение Международного научного комитета по озонотерапии ISCO3 / EPI / 00/04 (14 марта 2020г.). Составители: Шварц А, Мартинес-Санчес Г.
  63. Применение медицинского озона в акушерстве, гинекологии и неонатологии. Медицинская технология Рег. удост. № ФС-2007/014 . Заявитель Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии г. Москва.
  64.  Применение кислородно-озоновой смеси в травматологии. Медицинская технология Рег. удост. № ФС – 2007/029-У от 28.02.2007. Заявитель: Нижегородский НИИ травматологии и ортопедии Росздрава. Авторы: Перетягин С.П., Воробьёв А.В., Смирнов С.В. и соавт.
  65. Протокол оценки тяжести состояния пациента (NEWS). //Терапевтический профиль. URL: http://www.euat.ru (Дата обращения: 20.06.20.)
  66. Терешкина И.В. Клементе Апумайта Х.М., Гречканев Г. Привычное невынашивание аутоиммунного и инфекционно-аутоиммунного генеза – эффективность//Медицинский альманах. 2009;4 (9): 74-77.
  67. Фазылов В.Х., Галеева Н.В., Загидуллина А.И., Таиров И.Н. Озонотерапия в клинике инфекционных болезней. // Практическая медицина. 2013; (5): 47-51.
  68. Федорова Т.А. Применение медицинского озона в клинике акушерства и гинекологии/ Т.А. Федорова // Материалы семинара “Новые технологии в акушерстве, гинекологии и неонатологии”. М., 2002. С. 184.
  69. Федорова Т.А. Дубровина Н.В., Бакуридзе Э. М.  Опыт применения медицинского озона в комплексной терапии железодефицитной анемии у беременных // Биорадикалы и антиоксиданты, 2017; 4(3): 39-40.
  70. Федорова Т.А., Бакуридзе Э.М., Пырегов А.В., Гаврилова Т.Ю., Козаченко И.Ф., Есаян Р.М. и др., Возможности применения системной озонотерапии у пациентов с СOVID-19 инфекцией. // Биорадикалы и антиоксиданты, 2021;  8(2): 11-25.
  71. Хаммад Е.В., Никитин И.Г., Федорова К.В. Применение озонотерапии у пациентов с новой коронавирусной инфекцией COVID-19. //Вестник восстановительной медицины. 2020; 5 (99): 94-100. https://doi.org/10.38025/2078-1962-2020-99-5-94-100
  72. Хусаинова В.Х. Медицинский озон в комплексном лечении трубно-перитонеальной формы бесплодия. Дисс. канд. мед. наук. – Москва, 2004, 152 с.
  73. Шахов Е.В., Клочихин О.З., Ермакова Н.А., Деркачева Т.Е., Перетягин С.П., Фингер М.Ю., Сорокина С.Н. Изменения некоторых метаболических показателей крови на фоне озонотерапии у больных с хронической почечной недостаточностью. Материалы 1-й всероссийской научно-практической конференции «Озон в биологии и медицине. Н.Новгород. 1992 г, с 35-36.
  74. Шмакова И.П. Эффективность использования озонотерапии в гинекологической практике // Материалы VI Всеросс. научн.-практ. конф. “ Озон в биологии и медицине”. Н.Новгород, 2005.- С. 116-117.
  75. Bocci V., Borrelli E., Travagli V., Zanardi I. The ozone paradox: ozone is a strong oxidant as well as a medical drug. //Med Res Rev. Jul 2009;29(4):646-682.
  76.          Bocci V., Valacchi G. Nrf2 activation as target to implement therapeutic treatments. // Front Chem. 2015; 3:4.
  77.          Bocci V., Paulesu L. Studies on the biological effects of ozone 1. Induction of interferon gamma on human leucocytes // Haematologica.  1990;75(6):510-515.
  78. Clavo B., Perez J.L., Lopez L., J Altern Complement Med. 2003; 9(2):251-6.
  79. Clavo В., Gutiérrez D. Intravesical Ozone Therapy for Progressive Radiation-Induced Hematuria // Journal of Alternative and Complementary Medicine – 2005; 11(3): 539 -541.
  80. Chirumbolo S., Valdenassi L., Simonetti V., Bertossi D. et al. Insights on the mechanisms of action of ozone in the medical therapy against COVID-19.  // Int. Immunopharmacol. 2021; 96:107777. doi: 10.1016/j.intimp.
  81. Delgado-Roche L., Riera-Romo M., Mesta F., Hernández-Matos Y., Barrios J.M., Martínez-Sánchez G.  Medical Ozone Promotes Nrf2 Phosphorylation Reducing Oxidative Stress And Proinflammatory Cytokines In Multiple Sclerosis Patients. //Rev. Esp. Ozonoterapia. 2018; 8(2 Supp 1):48-49.
  82.          Dyas A., Boughton B.J., Das B.C. Ozone killing action against bacterial and fungal species; microbiological testing of a domestic ozone generator. //J Clin. Pathol. Oct. 1983; 36(10):1102-1104.
  83.          Izadi M., Cegolon L., Javanbakht M., Sarafzadeh A. et all. Ozone therapy for the treatment of COVID-19 pneumonia: A scoping review. //Int. Immunopharmacol. 2021; 92:107307. doi: 10.1016/j.intimp.2020.107307.
  84. Larini A., Bocci V. Effects of ozone on isolated peripheral blood mononuclear cells //Toxicol. In Vitro. Feb 2005;19(1):55-61.
  85. Lin Y.C., Wu S.C. Effects of ozone exposure on inactivation of intra- and extracellular enterovirus 71. // Antiviral Res.  2006;70(3):147-153.
  86. Madrid declaration on ozone therapy (Мадридская декларация по озонотерапии) 2-ое издание, 2015г. Официальный документ ISCO3. “Для единого подхода к практике озонотерапии во всем мире” (http://www.isco3.org/)
  87. Martinez-Sanchez G. Mechanisms of action of O3. Genomic pathways. //Ozone Therapy Global Journal.  2019; 9(1):21-22
  88. Martinez-Sanchez G., Delgado-Roche L. Up-date on the mechanisms of action of ozone through the modification of cellular signaling pathways. Role of Nrf2 and NFkb. // Rev. Esp. Ozonoterapia.  2017;7(2):17-18
  89. Martinez-Sanchez G., Schwartz A., Donna V.D. Potential Cytoprotective Activity of Ozone Therapy in SARS-CoV-2/COVID-19. //Antioxidants.2020;9(5):389 DOI:10.3390/antiox9050389
  90. Menendez, Weiser M.  Advances of ozone therapy in medicine and dentistry. //Havana, Cuba. 2016.198с.
  91. Murray B.K., Ohmine S., Tomer D.P., et al. Virion disruption by ozone-mediated reactive oxygen species. // J Virol Methods. Oct 2008;153(1):74-77.
  92. Pecorelli A., Bocci V., Acquaviva A., et al. NRF2 activation is involved in ozonated human serum upregulation of HO-1 in endothelial cells. //Toxicol. Appl. Pharmacol. Feb 15 2013; 267(1):30-40.
  93. Rilling S., Viebahn R. The use of ozone in medicine. Hang. — New York, 1987.-283 p.
  94. Richelmi P., Frazini M., Valdenassi L. Ossigeno-ozono terapia.// Pavia bergamo. – 1995. 154 р.
  95. Rilling S. The basis clinical application of ozone therapy.// Ozonachrichten. 1985;4:7-17.
  96. Viebahn-Haendsler R. The use of ozone in medicine. Heidelberg, Germany. 1998. 148p.
  97.  Rowen R., Robins H., Carew K., Kamara M., Jalloh M. (2016) Rapid resolution of hemorrhagic fever (Ebola) in Sierra Leone with ozone therapy. //Afr. J. Infect. Dis. 10: 49-54. http://dx.doi.org/10.4314/ajid.v10i1.10
  98. Roven R. Ozone and oxidation therapies as a solution to the emerging crisis in infectious disease management: a review of current knowledge and experience //Med. Gas. Res. Oct-Dec. 2019; 9(4):232-237. doi: 10.4103/2045-9912.273962
  99. Rowen R.J., Robins H. Ozone therapy for complex regional pain syndrome: review and case report. // Curr. Pain Headache Rep. 2019; 23(41). https://doi.org/10.1007/s11916-019-0776-y
  100. Rowen R., Robins H. A Plausible “Penny” Costing Effective Treatment for Corona Virus — Ozone Therapy. //J. Infect. Dis. Epidemiol. 2020, 6(2):113 DOI: 10.23937/2474-3658/1510113
  101. Sharma A., Shah M., Lakshmi S., Sane H., Captain J., et al. A pilot study for treatment of COVID-19 patients in moderate stage using intravenous administration of ozonized saline as an adjuvant treatment-registered clinical trial. // Int. Immunopharmacol. 2021 Jul; 96:107-43. doi: 10.1016/j.intimp.2021.107743. Epub 2021 Apr 30.
  102. Shin G.A., Sobsey M.D.  Reduction of Norwalk virus, poliovirus 1, and bacteriophage MS2 by ozone disinfection of water. // Appl Environ Microbiol 2003; 69: 3975-3978.
  103. Schwartz-Tapia A., Martínez-Sánchez G., Sabah F., et al. Madrid Declaration on Ozone Therapy. // ISCO3. 2015:50.
  104. Verrazzo G., Coppola L., Luongo C. Hyperbaric oxygen, oxygen-ozone therapy, and rheologic parameters of blood in patients with peripheral occlusive arterial disease // Undersea Hyperb. Med., 1995; 22 (1):17-22.
  105. Zaky S., Kamel S.E., Hassan M.S., et al. Preliminary results of ozone therapy as a possible treatment for patients with chronic hepatitis C.// Journal of Alternative and Complementary Medicine. 2011; 17 (3): 259-263. DOI:10.1089/acm.2010.0016

Приложение 1

Показания к проведению системной озонотерапии

(Мадридская декларация 2020)

  1. Озонотерапия показана при тканевой гипоксии, нарушениях артериального и венозного кровообращения, при появлении трофических язв, пролежней, а также для ускорения заживления ран, окклюзивные (облитерирующие) заболевания периферических артерий; варикозное расширение вен с венозной недостаточностью; ишемическая болезнь сердца.
  2. Заболевания, осложненные воспалительными процессами и сопровождающихся болями:

заболевания суставов и позвоночника;

наличие грыж и протрузий межпозвоночных дисков.

  1. Заболевания желудочно-кишечного тракта:

язвенная болезнь, гастродуоденит, хронические гастриты;

хронические гепатиты, холециститы.

  1. Заболевания легких:

ХОБЛ, бронхиальная астма, хронический бронхит;

туберкулез легких.

  1. Хирургические заболевания:

перитонит; острый и хронический панкреатит;

острый тромбофлебит, ПТФС;

термические поражения (ожоги, обморожения);

повреждения костно-суставного и связочного аппарата (травмы);

остеомиелит,

спаечный процесс;

рожистое воспаление.

6) Вирусные и прочие инфекционные заболевания:

острый и хронический вирусный гепатит (А, В, С, D);

опоясывающий лишай, урогенитальные инфекции;

инфекции, вызванные вирусом папилломы;

рецидивирующие заболевания органов дыхания, которые обусловлены снижением интерферона или нарушением иммунного гомеостаза;

респираторные вирусные инфекции;

грибковые инфекции;

заболевания, передающиеся половым путем (ЗППП).

туберкулез различной локализации;

синдром хронической усталости.

  1. Гинекологические заболевания:

острый, подострый, и хронический в стадии обострения сальпингоофорит; пельвиоперитонит;

острый эндометрит и эндомиометрит;

эрозии шейки матки; крауроз вульвы;

воспалительные заболевания гениталий; бактериальный вагиноз, кольпит;

дистрофические процессы вульвы;

послеоперационные осложнения (нагноения и т. п.)

профилактика и реабилитация больных; бесплодие и восстановление репродуктивной системы; генитальный герпес; кондиломы вульвы; кандидоз гениталий; инфекции, передающиеся половым путем.

  1. Акушерство:

внутриутробная гипоксия плода;

фетоплацентарная недостаточность;

ранние и поздние гестозы беременных;

липодистрофия;

невынашивание беременности;

анемии беременных;

токсикозы беременных;

риск внутриутробного инфицирования плода;

иммунологическая несовместимость крови матери и плода;

задержка внутриутробного развития плода;

реабилитация рожениц после операции кесарева сечения и профилактика возможных осложнений.

  1. Заболевания мочевыделительной системы:

цистит;

гломерулонефрит, острый и хронический;

уретрит;

пиелонефрит, острый и хронический;

бактериурия.

  1. Заболевания обмена веществ:

сахарный диабет;

подагра;

ожирение;

целлюлит;

липодистрофия.

  1. Дерматовенерология и косметология:

возрастные изменения кожи лица и шеи;

мимические морщины;

локальные жировые отложения;

отечно-фибросклеротическая панникулопатия (целлюлит);

послеоперационные состояния (рубцы, инфильтрация тканей);

телеангиоэктазии;

свежие растяжки (стрии);

очаговая аллопеция;

демодекоз;

угревая болезнь, пиодермии, фурункулез;

зудящие дерматозы: экзема, нейродермит,

крапивница и др.;

вирусные заболевания:

герпетические поражения кожи и слизистых, остроконечные кондиломы, бородавки;

язвенные поражения кожи различной этиологии:

язвенные формы ангиитов кожи,

трофические язвы и т. п.

псориаз, красный плоский лишай;

грибковые заболевания:

онихомикозы,

отрубевидный лишай,

микроспория, трихофития, кандидоз;

венерические заболевания (сифилис, гонорея и др.) в качестве иммуномодулирующего средства.

  1. Неврология:

менингит;

арахноидит;

неврологические проявления остеохондроза позвоночника, компрессионно-ишемические нейропатии;

вегетососудистая дистония;

дисцикуляторная энцефалопатия и др. цереброваскулярная патология;

мигрень.

  1. Клинические проявления иммунодефицита.

14.Профилактика и лечение профессиональных заболеваний в условиях поликлиник и курортов.

15.Лечение и профилактика заболеваний у ликвидаторов Чернобыльской аварии и в условиях чрезвычайных ситуаций (медицина катастроф).

  1. Заболевания ЛОР-органов:

синуситы, ларингиты, фарингиты, тонзиллиты, нейросенсорная тугоухость, отиты, гаймориты.

  1. Стоматология:

гингивит, пародонтит, пародонтоз, кариес, язвы, герпес, отбеливание зубов.

  1. Офтальмология:

снижение остроты зрения, хориоретинальные изменения

 

Приложение 2

Рекомендации по концентрации/объему озона в соответствии с наиболее распространенными методами введения

Таблица 3.

Системные методы озонотерапии

1 mg = 1000 μg.

Приложение 4

Методология разработки методического руководства

Целевая аудитория:

  1. Врачи хирурги, трансфузиологи, травматологи, акушеры-гинекологи, анестезиологи-реаниматологи, онкологи, терапевты, клинические фармакологи, организаторы здравоохранения, врачи — слушатели системы дополнительного профессионального образования (ДПО).
  2. Студенты медицинских вузов, ординаторы, аспиранты, преподаватели медицинских образовательных учреждений.

Методы сбора/селекции доказательств:

Консенсус экспертов;

Доказательной базой для руководства являются публикации, вошедшие в базы данных MEDLINE, PUBMED, COCHRANE.

В данном методическом руководстве все сведения ранжированы по уровню достоверности (доказательности) в зависимости от количества и качества исследований по данной проблеме.

 

Порядок обновления методического руководства:

Методическое руководство обновляется каждые 3 года.

Таблица 4. Уровни достоверности доказательности

Уровень доказательности

Определение

Уровень доказательности А

Данные получены на основе многоцентровых рандомизированных исследований или метаанализов

Уровень доказательности В

 

Данные получены на основе одиночных рандомизированных исследований или больших нерандомизированных исследований

Уровень доказательности С

Консенсус мнений экспертов и/или данные небольших исследований, ретроспективных исследований, регистров

 

Таблица 5. Уровни убедительности рекомендаций

Класс рекомендаций

Определение

Класс I

Доказательно и/или имеется общее мнение, что проводимое лечение или процедура выгодны, удобны и эффективны

Класс II

Разночтения в доказательности и/или расхождение мнений о полезности/ эффективности лечения или процедуры

Класс IIa

Сила доказательств и/или мнений указывают на полезность/эффективность

Класс IIb

Полезность/эффективность в меньшей степени установлены доказательствами/мнениями

Класс III

Доказательно и/или имеется общее мнение, что проводимое лечение или процедура не выгодны/эффективны, и в некоторых случаях могут принести вред

Приложение 5.

Нормативно-правовые документы, использованные при написании методического руководства

Данное методическое руководство разработано с учетом следующих нормативно-правовых документов:

  1. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 13 октября 2017 года N 804н. В редакции Приказа Минздрава России от 5 марта 2020 года N 148н Озонотерапия A20.30.024; A20.30.024.006 Внутривенное капельное введение озонированного физиологического раствора
  2. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 28 октября 2020 г. N 1170н «Об утверждении порядка оказания медицинской помощи населению по профилю «трансфузиология»
  3. Потенциальное использование озона при инфекции SARS-CoV-2 / COVID-19. Мадрид, 2020 г. Международный научный комитет по озонотерапии www.isco3.org //Официальное экспертное заключение Международного научного комитета по озонотерапии ISCO3 / EPI / 00/04 (14 марта 2020г.). Составители: Шварц А, Мартинес-Санчес Г.
  4. Madrid declaration on ozone therapy (Мадридская декларация по озонотерапии) 2-ое издание, 2015г. Официальный документ ISCO3 от 01.01.01г. “Для единого подхода к практике озонотерапии во всем мире”

5.                     Приказ Министерства здравоохранения РФ №1130н от 20.10.2020г. «Порядок оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология» Федеральный закон от 12.04.2010 № 61-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об обращении лекарственных средств».

  1. Приказ Минздрава России от 10.05.2017 N 203н «Об утверждении критериев оценки качества медицинской помощи» (зарегистрировано в Минюсте России 17.05.2017 N 46740).
  2. Применение медицинского озона в акушерстве, гинекологии и неонатологии. Медицинская технология Рег. удост. № ФС-2007/014 . Заявитель Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии. г.Москва
  3. Применение медицинского озона в акушерстве, гинекологии и неонатологии (информационное письмо) Москва. 2013
  4. Применение кислородно-озоновой смеси в дерматологии и косметологии. Методические рекомендации №2003/84 МЗ РФ М. 2004.
  5. Озонотерапия в офтальмологии. Пособие для врачей. Соавт. Борзенок С.А., Мороз З.И., Змызгова А.В. Москва, 2000. С 38
  6. Применение кислородно-озоновой смеси в травматологии. Медицинская технология Рег. удост. № ФС – 2007/029-У от 28.02.2007. Заявитель: Нижегородский НИИ травматологии и ортопедии Росздрава. Авторы: Перетягин С.П., Воробьёв А.В., Смирнов С.В. и соавт.
  7. Бояринов Г.А., Перетягин С.П., Мирошин С.И. и соавт. Озонотерапия боевой хирургической травмы. Методические рекомендации. Федеральная пограничная служба России, Главное военно-медицинское управление, ВМИ ФПС РФ, ННИИТО Н.Новгород. 32с
  8. Тепловизионный способ оценки эффективности озонотерапии в коррекции ишемических нарушений в лоскутах на питающей ножке. ФС № 2009 /407 от 21.12.2009 г.

Правила оформления статей

Электронный журнал «Биорадикалы и антиоксиданты» – междисциплинарное научное издание, задачей которого служит объединение и активный диалог исследователей и практиков различных специальностей (медиков, биологов, ветеринаров, биофизиков, химиков, техников, математиков и др.), работающих в области свободнорадикальной биологии и медицины.

Журнал открыт для расширения и уточнения тематики публикаций, включает полнотекстовые статьи, находящиеся в открытом доступе. Приветствуются обзоры по наиболее значимым «точкам роста» биомедицины, связанным с изучением и использованием роли радикалов и антиоксидантов в биологических системах различного уровня организации.

 

Тематика публикаций:

  1. Свободнорадикальные процессы в биологических системах. Про- и антиоксидантные системы.
  2. Озон, его получение, физико-химические свойства и биологическая активность, Экспериментальные и клинические аспекты озонотерапии.
  3. Активные формы кислорода: генерация, деградация, физиологическая роль, участие в патогенезе заболеваний человека и животных, клиническое применение.
  4. Оксид азота и активные формы азота в биологических системах. NO-метаболизм. Получение и изучение лечебных свойств различных форм оксида азота. Физико-химия и биология естественных депо NO.
  5. Природные и синтетические антиоксиданты: получение, исследование свойств, экспериментальные и клинические аспекты.
  6. Высокоэнергетические физические факторы и биорадикалы.
  7. Аппаратура и оборудование для генерации биорадикалов и NO.
  8. Образовательные аспекты и внедрение в учебный процесс представлений об активных формах кислорода, биорадикалах и антиоксидантах.

Разделы журнала:

  1. Передовая статья (до 15 стр.)
  2. Оригинальные исследования (до 15 стр.)
  3. Обзоры (до 20 стр.)
  4. Краткое сообщение (до 5-7 стр.)
  5. Новая аппаратура и оборудование (до 7 стр.)
  6. Информация о профильных конференциях и конгрессах (до 5-7 стр.)
  7. Рекламный блок

Технические правила по оформлению рукописей:

 

Статьи следует направлять по электронной почте:

crystmart@yandex.ru (Мартусевич Андрей Кимович)

или psparo@mail.ru (Перетягин Сергей Петрович).

 

Статья должна быть представлена на русском или английском языке (шрифт Times New Roman, кегль 14, через 1 интервал с шириной полей 2 см.).

Первая страница рукописи должна содержать:

1) название статьи;

2)инициалы и фамилию автора (-ов);

3) полное название учреждения, в котором выполнена работа, город, страну. Фамилии иностранных авторов следует писать в оригинальной транскрипции.

Кроме того, согласно новым требованиям ВАК, просьба представлять на отдельном листе сведения о каждом авторе: 1) фамилию, имя и отчество; 2) должность, ученую степень, ученое звание; 3) полный почтовый служебный адрес (с шестизначным почтовым индексом) и e-mail; 4) номер служебного телефона и факса. Также следует отметить автора (-ов), ответственного за переписку с редакцией.

Название статьи должно быть сформулировано по возможности информативно, но кратко и без сокращений.

Необходимо придерживаться следующего плана написания статьи с выделением каждого пункта в раздел (за исключением обзоров, лекций, кратких сообщений):

— краткое введение с указанием цели данного исследования;

— pаздел «Матеpиалы и методы» должен содержать сведения о методах исследования, достаточные для их воспроизведения, однако не следует подpобно описывать известные методы, опубликованные pанее. В этом случае достаточно дать ссылку на соответствующий источник литеpатуpы. Однако модификации известных методик, разработанные автором (-ами), нужно описать подробно;

— pаздел «Pезультаты и обсуждение» должен быть написан логично с представлением статистической обработки результатов данного исследования;

— выводы и/или заключение, резюмирующие результаты исследования;

— список литературы в алфавитном порядке;

— резюме на русском и английском языках (до 0,5 стр.) с указанием названия статьи, фамилий всех автоpов, ключевые слова (не более 10) на русском и английском языках.

Таблицы помещаются в тексте. Каждая таблица должна иметь название и соответствующую ссылку на нее в тексте. В гpафах таблиц не должно быть пустот или не поясненных прочерков. Таблицы должны быть компактными, их шапка должна соответствовать содержанию граф. Все цифры в таблицах должны соответствовать цифрам в тексте, обязательна их статистическая обработка и объяснение в тексте с указанием принадлежности информации к конкретной таблице. При использовании в таблице сокращений, не упомянутых в статье, или символов (*, ** и т.п.) смысл их объясняется в примечании под таблицей.

Все математические формулы должны быть тщательно выверены.

Все сокращения, принятые в статье, должны быть расшифрованы при первом их упоминании в тексте.

Оформление списка литературы осуществляется в соответствии с требованиями «Ванкуверского стиля». Названия журналов должны быть сокращены в соответствии со стилем, принятым в Index Medicus. Библиографические ссылки в тексте статьи должны даваться номерами в квадратных скобках в соответствии со списком литературы, который формируется в алфавитном порядке: фамилия и инициалы автора (-ов) (сначала отечественные, затем зарубежные авторы, в транскрипции оригинала).

Образцы оформления литературы

Статья в журнале

Парфенов Е.В., Дьяконова Е.Г., Масенко В.П. Содержание в крови гормонов, нейромедиаторов и гипертрофия левого желудочка у больных гипертонической болезнью // Кардиология. 1995. №7. С. 18–23.

Vega K.Y., Pina I., Krevsky B. Heart transplantation is associated with an increased risk for pancreatobiliary disease // Ann. Intern. Med. 1996. Vol. 124, №11. Р. 980–983.

Книга

Мухарлямов Н.М., Беленков Ю.Н. Ультразвуковая диагностика в кардиологии. М: Медицина, 1981. 320 c.

Ringsven M.K., Bond D. Gerontology and leadership skills for nurses. 2nd ed. Albany (NY): Delmar Publishers, 1996. 540 p.

Глава в книге, статья в сборнике

Сидоров М.А., Тезяев В.В. Экстренные полостные эндоскопические исследования и операции // В кн.: Хирургия: наука и труд. — Н. Новгород: Изд-во НГМА, 1999. С. 48–50.

Phillips S.Y., Whisnant Y.P. Hypertension and stroke // In: Laragh Y.H., Brenner B.M. (eds.). Hypertension: pathophysiology, diagnosis and management. 2nd ed. New York: Raven Press, 1995. Р. 465–478.

Редакторы, составители в качестве авторов

Эпидемиология и факторы риска ишемической болезни сердца / Под ред. А.Н. Климова. Ленинград: Медицина, 1989. 176 с.

Norman I.Y., Redfern S.Y. (Eds.). Mental health care for elderly people. New York: Churchill Livingstone, 1996. 325 p.

Доклад на конференции

Гринберг А.А., Нестеренко Ю.Л., Лахтина В.Т. Неотложная хирургия дуоденальной язвы // Мат. 8-го Всерос. съезда хирургов. Краснодар. 1995. С. 63–65.

Bengtsson S., Solheim B.G. Enforcement of data protection, privacy and security in medical informatics // In: Lun K.C., Degoulet P., editors. MEDINFO 92. Proc. of the 7th World congress on medical informatics; Geneva Switzerland. Amsterdam: North-Holland, 1992. P. 1561–1565.

Диссертация

Лопатин Ю.М. Состояние нейрогуморалъной регуляции кровообращения у больных с хронической сердечной недостаточностью при лечении различными группами лекарственных препаратов. Автореф дис. … докт. мед. наук. Москва, 1995. 46 с.

Kaplan S.Y. Post-hospital home health care: the elderly’s acces and utilization [dissertation]. St. Louis (MO): Washington Univ., 1995.

Патент, авторское свидетельство

Ежов Ю.И., Фирсов АЛ. Способ лечения коксартроза при деформациях суставных поверхностей. А.с. 1706591 СССР. 1990.

 

В оpигинальных статьях цитиpуется не более 30, в пеpедовых статьях и обзоpах литеpатуpы — не более 60 источников. В список литеpатуpы не включаются неопубликованные pаботы и учебники. Ответственность за правильность данных, приведенных в списке литеpатуpы, несет автор.

К статье может быть приложено минимальное, но достаточное количество рисунков (не более 7 для оригинальных статей) с подрисуночными подписями (сюда относятся также диаграммы и графики), необходимых для понимания текста. В тексте статьи должна быть ссылка на каждый рисунок. Pисунки должны быть четкими. Количество обозначений на pисунке должно быть сведено к минимуму, все объяснения следует давать в подpисуночной подписи. Рисунки нумеpуются отдельно от таблиц.

Рисунки (графики, диаграммы), представленные в электронном виде, должны быть в файлах с расширением TIFF, BMP, JPEG, РРТ. При этом может использоваться любая программа, поддерживающая эти форматы.

 

Статья должна быть тщательно выверена и отредактирована автором (-ами).

Направление в редакцию работ, уже опубликованных или отправленных в другие журналы, не допускается.

 

Редакция оставляет за собой право сокращать и редактировать присланные статьи. Корректуры автору (-ам) не высылаются, вся работа с ними проводится по авторскому оригиналу. Редакция имеет право направить статью экспертам в области, обсуждаемой в статье темы, для независимой (анонимной) научной экспертизы (рецензирования).

 

Автор (-ы), направляя статью в редакцию, поручает (-ют) редакции обнародовать произведение посредством его опубликования в печати и электронном издании. Редакция при использовании статьи вправе снабжать ее любым иллюстрированным материалом, рекламой и разрешать это делать третьим лицам.

Автор (-ы), направляя статью в редакцию, соглашается (-ются) с тем, что к редакции и издательству журнала переходят исключительные имущественные права на использование статьи (переданного в редакцию журнала материала, в т.ч. такие охраняемые объекты авторского права, как фотографии автора, рисунки, схемы, таблицы и т.п.), в т.ч. на воспроизведение в печати и в сети Интернет; на распространение и тиражирование; на перевод на любые языки народов мира; экспорта и импорта экземпляров журнала со статьей автора (-ов) в целях распространения, на доведение до всеобщего сведения. Указанные выше права автор (-ы) передает (-ют) редакции и издательству без ограничения срока их действия, на территории всех стран мира без ограничения, в т.ч. на территории Российской Федерации. Права на рукопись считаются переданными автором (-ами) редакции и издательству с момента принятия в печать.

За автором (-ами) сохраняется право использования опубликованного материала, его фрагментов и частей в научных и преподавательских целях.

 

Перепечатка материалов, опубликованных в журнале, другими физическими и юридическими лицами возможна только с письменного разрешения издательства, с обязательным указанием названия журнала, номера и года публикации.

Статьи, оформленные с нарушением вышеизложенных правил, публиковаться не будут.

 

Guidelines for Authors

Journal «Bioradicals and Antioxidants» is a peer-reviewed, open access journal that publishes original research articles as well as review articles in all areas of free radical processes in different biological systems. The general purpose of the journal is integration of specialists (doctors, biologists, veterinary doctors, scientists in physics and chemistry, engineers etc.), working in area of free radical processes in biomedical systems and its practical applications

 

Editor-in-Chef – Prof. Sergey P. Peretyagin (psp_aro@mail.ru)

Vice-Editor-in-Chef – M.D. Andrew K. Martusevich (cryst-mart@yandex.ru)

 

Articles should be sent to Editor-if-Chef or Vice-Editor-in-Chef.

 

Main topics:

  1. Free radical processes in biological systems. Pro- and antioxidant systems.
  2. Reactive oxygen species: generation, physical and chemical aspects, decomposition, physiological effects, role in pathogenesis of different human and animals diseases, clinical use
  3. Ozone: generation, physical and chemical properties, biological activity. Experimental and clinical aspects of ozone therapy.
  4. Nitric oxide and reactive nitrogen species in biological systems. Generation, biological and sanogenic effects of NO. Bound forms of nitric oxide, including dinitrosyl iron complexes.
  5. Natural and synthetic antioxidants: synthesis, investigation of properties, experimental and clinical aspects.
  6. High-energy physical exposures and bioradicals.
  7. Devices and equipment for generation of bioradicals and NO.
  8. Functional and laboratory methods for investigation of free radical processes.
  9. Educational aspects in area of bioradicals, nitric oxide and reactive oxygen species.

Journal Sections:

— Perspectives (up to 15 pages.)

— Original article (up to 15 pages)

— Reviews and mini-reviews (up to 20-25 pages)

— Short communications (up to 7 pages)

— New devices and equipment (up to 7 pages)

— Conferences and Congresses (up to 5 pages)

 

MANUSCRIPT PREPARATION

Manuscripts should be in Word Document (Microsoft Word 97, 2003, 2007) in English or Russian and should follow the style of the Uniform Requirements for Manuscripts Submitted to Biomedical Journals, a copy of which can be found at www.icmje.org.

 

FONTS

Use the font Times New Roman size 14 for the body, size 14 bold for subheadings and headings and size 16 bold for the title, Line spacing=1.

 

TITLE PAGE

The title page should state:

  • Title: title should be without abbreviations.
  • Author(s): full name of all authors should be mentioned.
  • Affiliation: Author’s affiliation containing: Department, University, City, Country.
  • Corresponding author: one of the authors should be chosen. Address, telephone and fax number and E-mail should be written.

 

ABSTRACT AND KEYWORDS

[required for perspectives, research articles, review articles]

  • Abstract of research articles and brief reports should be structured as below:

Background, Objectives, Materials/Patients and Methods, Results and Conclusions. A list of 3-10 keywords must be provided for indexing purposes. All keywords should be provided according to MeSH terms at: http://www.nlm.nih.gov/mesh/MBrowser.html.

ARTICLE BODY

Generally includes the: Background, Objectives, Materials/Patients and Methods, Results, Discussion and References.

  • Background: This should summarize the rationale for the study.
  • Objectives: State the aims of the study.
  • Materials/Patients and Methods: This should include exact method or observation or experiment. If an apparatus is used, its manufacturer’s name and address should be given in parentheses. If a drug is used, its generic name, dose and route of administration must be given. Statistical method must be mentioned and specify any general computer program used.
  • Results: Must be presented in the form of text, tables and illustrations.

The contents of the tables should not be all repeated in the text. Instead, a reference to the table number may be given. Long articles may need sub-headings within some sections (especially the Results and Discussion).

  • Discussion: This should emphasize the present findings and their differences or similarities with other work done in the field by other workers. Emphasize the new and important aspects of the study and the conclusions.
  • Acknowledgments: All contributors who do not meet the criteria for authorship should be covered in the acknowledgment section. Persons who provided technical help, writing assistance and should also be acknowledged.
  • Tables: All tables must be included at the end of the manuscript.
  • Tables in the word file should be separated by page break (each table on a separate page).
  • The style of table should be simple.
  • Each cell contains only one paragraph or one line.
  • Figures: Figures must be included in article body. Resolution should be 300 dpi for a 3*2 inch figure.
  • Units, symbols, and abbreviations: Internationally accepted units (International System of Units), symbols, and abbreviations must be used. Abbreviations should be used sparingly and must be introduced in parentheses upon the first mention.
  • Drug names: Generic drug names must be used.

 

 

REFERENCES

This Journal accepts references according to Vancouver style (with some minor changes) rules established by the International Committee of Medical Journal Editors. In the Vancouver system, the only indication required in the text of a paper is a number, allocated in ascending sequence, and presented in the text either in brackets, or in superscript. For example:

“Recent randomized controlled trials in primary care showed benefits for patients with depression from increased telephone support, better cooperation between primary care and mental health professionals, and more systematic follow up (7).”

If the same source is cited again later in the text, the same number is used once more. If multiple references are cited, use a hyphen to join an inclusive range of numbers thus: (2-5). Use commas without spaces to separate non-inclusive numbers in a multiple citation thus: (2-5, 7, 10).

Optimal number of references for perspectives and reviews is up to 60, and for original articles and mini0reviews – up to 30.

  • Books and Other Monographs

The details needed to construct a book reference are presented below.

Each author’s surname followed by the initials (in the same order as they appear on the title page), a comma should separate each author’s name. Title of the book. Edition of the book if there has been more than one. Place of publication or town of origin followed by a colon, Publisher’s name, followed by a semi-colon, Year of publication. e.g.

Ringsven M.K., Bond D. Gerontology and leadership skills for nurses. 2nd ed. Albany (NY): Delmar Publishers, 1996. 540 p.

If only a part is cited, add the page numbers, and volume number in the case of multi-volume works, at the end of the reference.

Meltzer P.S., Kallioniemi A., Trent J.M. Chromosome alterations in human solid tumors // The genetic basis of human cancer. Vogelstein B., Kinzler K.W. (Eds.). New York: McGraw-Hill, 2002. P. 93-113.

  • Standard journal article

List the first three authors followed by et al., paper title, journal title abbreviation, year of publishing, volume number, issue number in parentheses, page range. e. g.

Vega K.Y., Pina I., Krevsky B. Heart transplantation is associated with an increased risk for pancreatobiliary disease // Ann. Intern. Med. 1996. Vol. 124, №11. Р. 980–983.

  • Dissertations (not recomended)

Kaplan S.Y. Post-hospital home health care: the elderly’s acces and utilization [dissertation]. St. Louis (MO): Washington Univ., 1995.

 

REVIEW PROCESS

All submitted manuscripts are subject to peer review and editorial approval. Articles will be sent to at least 2 reviewers. Authors are usually notified within 1-2 months about the acceptability of their manuscript.

 

 

Подписаться
Уведомить о
66a19df4c49a7@example.com'
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x