г. Нижний Новгород, ул. Б. Панина, д. 9

+7 (831) 421-00-00

В Комо кислородно-озонотерапия спасает жизнь женщине, больной ковидом

В комо кислородно-озонотерапия спасает жизнь женщине, больной ковидом

Доктор Франчи-специалист по ортопедии и травматологии, практикует озонотерапию с 2006 года, в настоящее время возглавляет отделение ортопедии Клинического института Виллы Абрика в Комо, член SIOOT.

В интервью " Орбисфере” доктор Франчи сказал: «врачи связались с SIOOT и проф. Франчини. Несси, отчаявшийся в состоянии своей бывшей жены, которая после более чем двух недель интенсивной терапии была интубирована и переведена в отделение пульмонологии, где ей 24 часа в сутки поддерживали неинвазивную вентиляцию легких. Состояние женщины, не улучшалось, несмотря на различные методы лечения. Доктор Несси был полон решимости попробовать последнюю терапию для своей жены, поэтому он попросил руководителей больницы иметь возможность использовать кислородно-озонотерапию в условиях сострадательного протокола. Как только он узнал об условиях и заключил соглашение с больницей о использовании этой терапии, проф. Францини привлек меня в качестве озонотерапевта, который ведет свой собственный бизнес в Комо.

Разобравшись с необходимыми документами, я вошел в отдел утром в субботу 10 апреля.

Пациентка находился в очень тяжелом состоянии, с соотношением между вентиляционной перфузией и оксигенацией, так называемым (P/F), равным 90. Очень низкое значение считается критическим пределом для интубации.

После беседы с коллегами пациентки мне сразу стало ясно, что, несмотря на применявшуюся до этого времени терапию и длительное реанимационное лечение, клиническое состояние пациентки не улучшилось, и после тщательной оценки было сочтено маловероятным, что организм женщины, уже сильно ослаблен-ной, может выдержать другие инвазивные методы лечения, такие как реанимационные манипуляции.

Мы начали с первой большой аутогемоозонотерапии, которая затем была повторена вечером. Примечательно, что в течение всего периода, в течение которого мы практиковали кислородно-озонотерапию, ни одно из первоначальных методов лечения не было приостановлено.

Удивительно то, что в воскресенье утром, всего после двух сеансов аутоге-моозонотерапии, соотношение (P/F) между вентиляционной перфузией и оксигенацией уже возросло до 210. Это был сенсационный ответ.

В последующие дни параметры (P/F) стабилизировались между 270 и 300, что является исключительным результатом, если учесть, что мы начали с 90.

Даже зная, насколько эффективна озонотерапия, я был первым, кто был поражен тем, насколько сенсационным было влияние на состояние здоровья женщины.

Мы продолжали это лечение в течение четырех дней.

В последующие дни мы наблюдали постоянное улучшение клинических и лабораторных показателей.

Значения С-реактивного белка, который измеряет воспаление, упали со 150 до 40, а значения D-димера, который измеряет механизмы свертывания крови, связанные с образованием тромбов, упали с 1500 до 500.

После нескольких дней терапии и клинического улучшения была повторена контрольная компьютерная томография грудной клетки, которая, к удивлению, по-казала заметное улучшение в очагах инфильтрации легких. Поэтому мы решили продолжать лечение один раз в день в течение еще одной недели.

Через несколько дней после прекращения терапии доктор Несси сообщил, что его жена чувствует себя хорошо и даже смогла отпраздновать с персоналом свой день рождения, выйдя на террасу больничной палаты.

Я специалист по ортопедии, и мне трудно понять все механизмы действия озона, но, оценив клинические параметры, которые в состоянии понять, могу сказать, что улучшение кажется мне удивительным.

Это первый раз, когда я лично лечил пациента Covid-19 озонотерапией, и это кажется мне примером замечательного успеха в способности излечивать.

Результаты согласуются с тем, что было отмечено и опубликовано в отчетах о случаях заболевания и в международной библиографии, в которой 890 пациентов с Covid-19 успешно проходят лечение с помощью кислородно-озоновой терапии, связанной со стандартными методами лечения, используемыми в специализированных отделениях.

Что меня больше всего поразило, так это то, что пациенты с Covid-19, получавшие кислородно-озонотерапию в сочетании с традиционными методами лечения, описанными в литературе, были подвергнуты протоколам, которые предусматривали использование этого лечения, разработанного для пациентов в менее тяжелых условиях. Это, на мой взгляд, говорит о том, что если бы мы вмешались при первых симптомах, а не тогда, когда картина была настолько запущена, течение болезни леди могло бы быть более благоприятным с самого начала.

После кислородно-озонотерапии у пациента был отрицательный результат на Covid-19, поэтому было бы целесообразно продолжить исследования, чтобы понять, могла ли и в какой степени эта терапия, которая, как известно, обладает антибактериальными и противовирусными свойствами, способствовать такому результату.

Я очарован и приятно удивлен поведением озона, хотя я уже давно проверил его противовоспалительную и противоинфекционную способность у пациентов, которых я лечил бактериальными нагрузками, которые не могли быть устранены с помощью обычного медикаментозного лечения.

Я был очень уверен в способности озона бороться с Ковидом, однако я был поражен результатами, которые превзошли мои ожидания.

К сожалению, несмотря на результаты, полученные в этом и в других случаях, о которых сообщается в литературе, на сегодняшний день не разработан со-ответствующий официальный протокол проведения экспериментов и оценки, который позволил бы признать кислородно-озонотерапию в качестве адъюванта к тем, которые известны всем и используются в терапии заболеваний Covid-19 более универсально.

Размышляя о том, что произошло в моем ограниченном опыте, и сравнивая себя с некоторыми коллегами-озонотерапевтами, которые участвовали в лечении других пациентов, страдающих болезнью Covid-19, я убежден, что стоило бы приложить усилия для проведения комплексного исследования, направленного на “утверждение кислородно-озонотерапии в качестве больничного протокола для лечения пациентов с Covid-19”. Я также надеюсь, что другие больницы могут рас-смотреть возможность использования терапии в качестве сострадательного лечения в тех случаях, когда стандартные методы лечения, признанные и применяемые в больших масштабах, к сожалению, не принесли удовлетворительных результатов, в надежде, что другие пациенты смогут извлечь пользу, которую я смог наблюдать.

Если дальнейшие исследования и сбор других случаев подтвердят обоснованность кислородно-озоновой терапии в качестве адъюванта к стандартному лечению, кислородно-озоновая терапия может помочь спасти больше жизней, а так-же принесет пользу больницам, занимающимся лечением пациентов с Covid-19, особенно с точки зрения скорости выздоровления пациентов»

Также стоит отметить, что все выступления, сделанные доктором. Франки для занятий кислородно-озонотерапией были сделаны совершенно бесплатно.

Расходы на использование аппаратуры и оснащения для проведения озонотерапии также были бесплатно покрыты SIOOT.

В заключение доктор Франчи сказал: «Протокол сострадания предусматривает бесплатное лечение, и в любом случае моя служба направлена на исцеление женщины, независимо от затрат».

Спасибо, доктор Франчи, проф. Францини и доктор Несси. Ваше вмешательство не только способствовало спасению человека, и, как говорится в Талмуде, “тот, кто спасает жизнь, спасает весь мир”, и это действие питает надежду на то, что другие методы лечения, уже признанные и доказанные, помогут победить Covid и другие вирусы в будущем.

In como, oxygen ozone therapy saves the life of a covid-sick lady

The doctors of the Covid department of the Valduce Hospital in Como, Italy, had used all the means and therapies available to them. The situation was desperate. For the 63-year-old Mrs. Maria Ausilia, called “Usi”, there seemed to be little chance of recovery. The former husband chartered accountant Francesco Nessi together with the doctors prof. Marianno Franzini, International President of the Scientific Society of Oxygen/Ozone Therapy (SIOOT), and the surgeon Emanuele Franchi were ready for one last therapeutic attempt with oxygen/ozone therapy.

Dr. Franchi is an orthopedics and traumatology specialist, current Head of the Orthopedics Unit of the Clinical Institute of Villa Aprica in Como, a member of SIOOT, who has been practicing ozone therapy since 2006.

Interviewed by “Orbisphera”, Dr. Franchi said:

«The SIOOT and prof. Franzini were contacted by dr. Nessi, desperate for the condition of his ex-wife, who after more than two weeks of intensive care intu-bated and subsequently transferred to the pulmonology ward where she was supported with non-invasive ventilation 24 hours a day, did not seem to improve despite the various therapies reserved for her. Dr. Nessi was determined to try one last therapy for his wife, so he asked the hospital managers to be able to practice oxygen-ozone therapy under conditions of compassionate protocol. Once he became aware of the lady’s conditions and made an agreement with the hospital for the practice of this therapy, prof. Franzini involved me as an ozone therapist who carries out his own business in Como.

Having dealt with the necessary paperwork, I entered the department on the morning of Saturday 10 April.

The patient was in very serious condition, with the ratio between ventilation per-fusion and oxygenation the so-called (P/F) equal to 90. A very low value consid-ered as a critical limit for intubation.

After the interview with the patient’s colleagues, it was immediately clear to me that despite the therapies used up to that time and the long resuscitation treat-ment, the patient’s clinical condition did not improve and, after a careful evalua-tion, it was considered unlikely that the physique of the lady already strongly

weakened could withstand other invasive treatments such as resuscitation ma-neuvers.

As foreseen by the protocol studied with prof. Franzini, we therefore started with the first major autohemotherapy (MAH), which was then repeated in the even-ing. Oviously, during the whole period in which we practiced oxygen-ozone ther-apy, none of the original therapies in progress were suspended.

The surprising thing is that on Sunday morning, after just two MAH sessions, the ratio (P/F) between ventilation perfusion and oxygenation had already risen to 210. This was a sensational response.

In the following days the parameters of (P/F) stabilized between 270 and 300, an exceptional result if you consider that we started from 90.

Even knowing how effective MAH was, I was the first to be amazed at how sensa-tional the effect of ozone therapy had been on the lady’s health conditions.

We continued with this treatment for four days.

In the following days, we witnessed a constant improvement in clinical and la-boratory parameters.

The values of the C-reactive protein that measures inflammation fell from 150 to 40,

and the values of the D-dimer which measures the coagulation mechanisms re-lated to the formation of thrombi fell from 1500 to 500.

After a few days of therapy and clinical improvement, a control CT scan of the chest was repeated which surprisingly showed a marked improvement in the pulmonary infiltrative foci.

We therefore decided to continue with the treatment once a day for about an-other week.

A few days after discontinuing the therapy, Dr. Nessi reported that his wife was fine and even managed to celebrate her birthday a few days after the end of the therapy with the staff by going out on the terrace of her hospital room.

I am an orthopedics specialist and I find it difficult to understand all the mecha-nisms of action of ozone, but by evaluating the clinical parameters that I am able to understand, I can say that the improvement seems surprising to me.

It is the first time that I have personally treated a Covid-19 patient with ozone therapy and it seems to me an example of remarkable success in the ability to cure.

The results are consistent and in line with what has been observed and pub-lished in the case reports and in the international bibliography in which 890 Covid-19 patients are successfully treated with the aid of oxygen-ozone therapy associated with standard therapies used in dedicated departments.

What amazed me most is that Covid-19 patients treated with oxygen ozone ther-apy in combination with conventional therapies reported in the literature, were subjected to protocols that provided for the use of this treatment developed for patients in less dire conditions.

This, in my opinion, suggests that if we had intervened at the first symptoms ra-ther than when the picture was so impaired, the course of the lady’s illness might have been more favorable from the beginning.

After the oxygen ozone therapy, the patient tested negative for Covid-19, so it would be worth furthering the studies to understand if and to what extent this therapy, which is known to have antibacterial and antiviral properties, may have contributed to this result.

I am fascinated and favorably surprised by the behavior of ozone, even though I have long verified its anti-inflammatory and anti-infective capacity in patients I have treated with bacterial loads that could not be eradicated with normal drug treatment.

I was very confident in ozone’s ability to fight Covid, however I was amazed by the results that went far beyond my expectations.

Unfortunately, despite the results obtained in this and in other cases reported in the literature, to date an appropriate experimentation and evaluation process has not been developed that allows oxygen-ozone therapy to be recognized as an adjuvant to those known to all and used in the Covid-19 disease therapy more universally.

Reflecting on what happened in my limited experience and comparing myself with some fellow ozone therapists who have been involved in the treatment of other patients suffering from Covid-19 disease, I am convinced that it would be worth putting the effort into carrying out a comprehensive research aimed at

“approval of oxygen-ozone therapy as a hospital protocol for the treatment of Covid-19 patients”. I also hope that other hospitals may consider in the interim the use of therapy as a compassionate cure for those cases for which the stand-ard therapies recognized and used on a large scale have unfortunately not brought satisfactory results, in the hope that other patients can draw the benefit that I have been able to observe.

If further studies and the collection of other cases confirm the validity of oxygen-ozone therapy as an adjuvant to standard care, oxygen-ozone therapy could help save more lives and would also benefit hospitals dedicated to the care of Covid-19 positive patients, especially in terms of patient recovery speed».

It is also worth noting that all the interventions made by dr. Franchi for practicing oxygen ozone therapy were done completely free of charge.

The costs of using the machines and bags to carry out the MAH were also cov-ered free of charge by SIOOT.

Concluded Dr. Franchi: «The compassionate protocol provides for free treatment and in any case my service aimed to heal the lady regardless of the costs».

Thanks, Dr. Franchi, Prof. Franzini and Dr. Nessi. Your interventions not only contributed to saving a person, and as the Talmud says “whoever saves a life saves the whole world”, and this action has fueled the hope of assisting in the best way the other therapies already recognized and proven to defeat Covid and other viruses to come.

Antonio Gaspari

Director Orbisphera www.orbisphera.org antonio.gaspari@orbisphera.org

Подписаться
Уведомить о
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Поделиться своими мыслямиx
()
x